Картография и топонимика Москвы

 

Топонимика



Сретенка у Сухаревской башни
Сретенка у Сухаревской башни
 

 

КАРТОГРАФИЧЕСКИЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ МОСКВЫ: ИСТОРИЯ ИХ НАКОПЛЕНИЯ И КАТАЛОГИЗАЦИИ

Важнейшие свидетельства истории любого города - его карты. Они создаются на всех этапах его развития, отображают постепенный рост его территории, характер жилой и промышленной застройки, появление новых видов транспорта, фиксируют изменения внутригородского районирования и географических названий объектов города. Карты разных эпох города - это его автопортреты на разные даты возраста. Города с многовековой историей имеют, естественно, весьма солидные коллекции таких автопортретов или карт констатирующих. Большие города и особенно столицы обладают кроме автопортретов еще и другими типами карт. Правительство страны, проявляя заботу о развитии своей столицы, разрабатывает и часто публикует проекты будущего города, хотя и не всегда реализуемые. Карты с такими проектами называют прогнозными. Поиск исследователей историков приводит к появлению третьего типа карт - карт ретроспективных: например, на основе информации, накопленной к XX веку, создается картографическое изображение города, скажем, на XV столетие.

Технические особенности карты как памятника культуры и одновременно носителя строгой пространственной информации требуют знания ее некоторых метрических характеристик, прежде всего сведений о масштабе. Немаловажно и абсолютное значение масштаба. На картах городов лишь в масштабе 1:10000 и крупнее удается сохранить все существующие постройки, жилые здания, названия улиц и переулков. В то же время карты крупного масштаба при желании отобразить на них всю территорию значительного по величине площади города будут иметь многометровую протяженность или их придется делать многолистными и сшивать в тетрадь-атлас.

Наша древняя Москва обладает не только всеми названными типами карт, но имеет еще и несколько специальных атласов. В истории отечественной картографии Москва занимает совершенно особое место. Но не потому, что наша столица самый большой русский город и, естественно, имеет максимальное по численности собрание карт самых разных масштабов и различной тематики.

Оказалось, что древнейшее упоминание в памятниках русской письменности о самом факте ведения картографических работ на Руси связано с созданием изображения именно Москвы. Знаменитый древнерусский писатель Епифаний Премудрый, автор "Жития Сергия Радонежского", в своем послании от 1415 года (единственный список которого сохранился в архиве Соловецкого монастыря) настоятелю Тверского Спасо-Афанасьевского монастыря Кириллу пишет об удивительно подробном настенном изображении Москвы во дворце князя Владимира Андреевича.

К сожалению, ни этого изображения, очевидно, созданного в самом конце XIV века, ни отечественных карт Москвы XV и XVI веков до нас не дошло, все они погибли в пожарах или при других трагических событиях нашей многострадальной истории. Наиболее древние картографические изображения Москвы отечественного производства датируются серединой XVII столетия, иностранные карты Москвы, естественно, составленные по русским протооригиналам, сохранились с середины XVI века.

Этой же эпохой - XVI-XVII вв. датируются и древнейшие отечественные картобиблиографические документы, так называемые описи или росписи чертежей. В 1861 г. известный славист, академик В. И. Ламанский впервые опубликовал сведения о наличии нескольких десятков картографических изображений Москвы, принадлежавших архиву Тайного приказа царя Алексея Михайловича [1]. На сегодня выявлено и описано почти 200 русских географических чертежей XVII в., охватывающих современную территорию Москвы [2]. Интересно отметить, что в каталоге карт следующей эпохи отечественной картографии ("Карты, планы, чертежи, рисунки и гравюры собрания Петра I") [3] , практически нет ни одного картографического изображения Москвы. В последующие столетия предпринимались неоднократные попытки издания каталогов карт [4]; безусловно, лучшей работой такого типа по отношению к Москве является труд известного книговеда С. А. Клепикова - "Библиография печатных планов города Москвы XVI- XIX веков", вышедший из печати в 1956 г. [5]. Каталог Клепикова содержит описания 242 карт Москвы, опубликованных до 1900 г.

За прошедшие четыре десятилетия исследователям удалось обнаружить много новых карт Москвы, в том числе даже XVII века, например, "Несвижский план Москвы 1611 г." [7] и ряд других, более поздних. Поэтому задача создания нового, более объемного каталога оказалась весьма актуальной и отдел картографических изданий РГБ в 1996 г. приступил к этой работе. Основной прирост нового каталога обусловлен существенным расширением его временных рамок - все печатные карты Москвы, изданные до 1956 г., находят там свое место. Эта дата объясняется выходом в 1989 г. следующего картографического каталога - "Города СССР" [8], содержащего описания изданий с 1956 г.; интересно отметить наличием в нем 112 описаний карт Москвы и лишь 42 описания карт Ленинграда, в то же время каталог карт Петербурга-Ленинграда [6], оставшийся, к сожалению, пока в ротапринтном издании, содержит 811 описаний карт северной столицы России. Оба каталога - работа [6] и настоящий - наглядно иллюстрируют исторические пути развития работ по картографированию обеих столиц.

Кратко рассмотрим в хронологическом порядке работы по созданию картографических произведений Москвы и их результаты в виде сохранившихся на сегодня произведений.

Весьма важным источником картографической информации о нашем городе эпохи XVI-XVII веков являются карты иностранного производства. На сегодня известны 15 планов Москвы или ее частей, опубликованные за рубежом теми авторами, которые, как правило, побывав в России, сумели добыть необходимую информацию для будущего картосоставления. Почти все авторы карт иностранного производства хорошо известны, поэтому эти карты обычно и различают, называя их по имени автора.

Под N1 приведено библиографическое описание самого древнего из иностранных изображений Москвы, так называемого "Плана Герберштейна". Австрийский дипломат Сигизмунд Герберштейн (1486-1566) в результате двух поездок в Москву с 1544 года неоднократно публиковал свою монографию "Записки о Московии", получившую настолько широкое распространение и положительные отзывы, что в Западной Европе уже в ту эпоху его называли "Колумбом России". Среди иллюстраций, прилагавшихся к этой солидной книге, имелись и две карты: мелкомасштабное изображение европейской части России и крупномасштабное изображение Москвы, точнее Московского Кремля с надписью "Arx Moscowie" ("Замок Москвы").

Карта Герберштейна ориентирована на север, несмотря на отсутствие надписей названий географических объектов, можно узнать изображение реки Москвы вдоль южной рамки с Москворецким мостом и реку Неглинную, огибающую Кремль. Показывая дома впритык друг к другу, автор, очевидно, хотел подчеркнуть плотность жилой застройки внутри Кремля и в непосредственной близости от него. Можно предположить, что отдельные здания округлой формы изображают Успенский, Благовещенский, Архангельский соборы, Чудов монастырь и великокняжеский дворец.

Клепиков в 1956 г. называет 1556 год в качестве древнейшей даты публикации плана Герберштейна, автор работы [9] в 1971 г. "передвинул" эту дату к 1544 г.

Последний раз на русском языке труд Герберштейна с картами был издан в 1988 г. [18].

Значительно большими сведениями о городе обладают два картографических изображения - всей Москвы и Кремля (N9 каталога), составленные в самые последние годы XVI века, но опубликованные позже, сначала в 1613 г., эти оттиски крайне редки, а затем, существенно большим тиражом в 1662 г. в Амстердаме в составе знаменитого 12-томного атласа мира издательской фирмы семьи Блеу на французском языке (карты на латинском языке). Отечественное происхождение протооригиналов обеих карт очевидно в связи с наличием нескольких надписей, выполненных великолепной русской вязью. Присутствуют русские названия на обеих картах, некоторые топонимы (рек, ворот), на плане Кремля приведено изображение компасной розы с русскими и латинскими надписями стран света: "запад, сивер, сток, летне" (при гравировке замысловатых букв кириллической вязи в двух словах издатели допустили незначительные ошибки: вместо слова восток - сток, вместо летний - летне).

Обратим внимание на ориентировку двух карт из атласа Блеу - обе карты ориентированы почти точно на запад. Подчеркнем, что 12-томный атлас Блеу - своего рода вершина мировой картоиздательской деятельности. До сих пор человечество не смогло превзойти по объему это картографическое достижение дома Блеу - в 12 томах 4200 страниц, 609 карт на разворотах 55х68 см.

Итак, во втором томе гигантского атласа присутствуют 8 карт территории России (в первом томе еще две карты островов - Вайгача и Новой Земли), среди которых два изображения Москвы, не имеющие аналогов по крупномасштабности остальным картам всего 12-томника. Первое изображение (N9) имеет русское название "Царствующий град Москва начальный город всех Московских гдрствах"; сегодня оно широко известно, часто воспроизводится в многочисленных работах по архитектуре и краеведению, но весьма ненаучно - не с упоминанием источников 1613 или 1662 года, а под "странным" названием "Петров чертеж Москвы", якобы эта карта в начале XIX века обнаружена в бумагах архива Петра. Достаточно давно доказано, что некоторые состоятельные русские граждане в XVII столетии имели в составе своих библиотек весь 12-томник Блеу, например патриарх Никон, по распоряжению которого был осуществлен перевод ряда статей о мироздании из этого атласа.

Большинство исследователей датируют карту "Царствующий град Москва" 1597 годом. Она великолепно передает особенности застройки разных районов города, мы узнаем не только основные улицы и площади, но даже отдельные здания столицы. Приведем названия ворот Земляного города, нанесенные на карте по-русски: "Чертольские, Орбатские, Никитские, Тверские, Дмитровские, Петровские, Остретенские, Покровские, Яуские, Серпуховские, Колуские" (орфография карты 1597 г.).

На второй карте из атласа Блеу (N10) изображен только Московский Кремль - "Кремлена град" в весьма крупном масштабе (около 1:2000) с некоторым изменением по полю, поэтому геометрические очертания в плане крепостной стены заметно искажены. На самой карте по-русски сохранены два топонима: "Москва река" и "Неглина река". В правой части листа несколько убористых абзацев текста на латинском языке, в том числе посвящение "Великому государю, царю и великому князю Алексею Михайловичу". На оттисках 1613 г. эта карта посвящена другому царю - Михаилу Федоровичу, там же указан и автор обеих карт - Герритс Гессель (Герард или Григорий Гессель). Наиболее вероятная дата составления "Кремлена града" 1598-1599 гг.

Несколько иностранных карт Москвы появилось в эпоху Смутного времени. В 1610 году Иоганном Абелином и Лукой Килианом издан огромный план Москвы (52х70 см) с посвящением польскому королю Сигизмунду III (N8). Упрощенная копия этого плана в виде небольшой карты-врезки помещена на карте Европейской России, изданной Г. Гесселем в 1613 году со ссылкой на русской оригинал. Указывается, что он составлен "по распоряжению царя Федора Борисовича" (некоторые краеведы ошибочно принимают 15-летнего Федора, сына Бориса Годунова, за автора этой карты).

Сохранился единственный экземпляр карты Москвы 1611 года Тадеуша Маковского и Шимона Шмутанского, отличающийся от других карт столицы России той эпохи наличием изображения Новодевичьего и Новинского монастырей за стенами Земляного города. Однако самым информативным из планов Москвы середины XVII века является план австрийского дипломата Августа Мейерберга 1661-1662 гг. (N15). Высока его топографическая точность, легко узнаваемы многие улицы сложившейся застройки. Поэтому не случайно в 1980 г. этот план был дважды воспроизведен в одном издании (на обоих форзацах) - учебном пособии по русской литературе X-XVII вв. под редакцией академика Д. С. Лихачева [10]. К сожалению, оба воспроизведения несколько "усечены", обрезана легенда, нет никаких сведений об оригинале этого картографического памятника.

Подчеркнем следующий факт. План Москвы Мейерберга составлен в начале 1660-х гг., но лишь в начале ХХ в. получил известность, когда стал печатным. 1663 годом датируется древнейшее дошедшее до наших дней печатное картографическое изображение Москвы отечественного производства (N17). Удивительно, но в 1663 г. гравер Зосима уже использует картографическое изображение - план Москвы, ориентированный на восток, как символ страны, культуры. Эта карта помещена на титульном листе Библии. Наиболее полные сведения о воспроизведениях нескольких десятков рукописных русских географических чертежей на участки Москвы XVII в. можно найти в работе [2]

Выше упоминалось имя Петра I при обозначении карты Москвы Г. Гесселя 1597 года. Удивительно, но имя преобразователя России ни разу не встречается рядом с задачами картографирования нашего города. За время нахождения Петра I у власти ни единой карты Москвы не составлено и не издано. Для полной объективности следует сказать, что известен один единственный (очевидно пробный оттиск) экземпляр печатной мелкомасштабной карты Московской губернии 1711 года, где в виде врезки-украшения присутствует безмасштабное и без единой надписи миниатюрное изображение центральной части Москвы (N23). Как видим, это изображение (оно приведено на обложке нашего каталога) скорее не карта, а символ города, повторение приема, реализованного в 1663 году на титуле московской Библии.

Новая эпоха картографирования древней столицы наступила в самом начале царствования Анны Иоанновны, почти совпала с поступлением в Славяно-греко-латинскую академию Михаила Ломоносова. В марте 1731 года опубликован указ императрицы "О сделании плана города Москвы", за N5714 согласно "Полному собранию законов Российской империи". Ввиду краткости приведем его полностью: "Понеже Москве, яко резиденции нашей аккуратного плана поныне не имеется и домы строятся непорядочно; того ради указали мы: всей Москве большим и малым улицам сделать аккуратно план. А покаместь оной сделан будет, до тех мест вновь никакого деревянного строения никому не делать, а у кого зачато, тем о достройке онаго требовать указа от правительствующего нашего Сената".

Лишь через 8 лет эта задача была не без трудностей решена и издан "План императорского столичного города Москвы, сочиненной под смотрением архитектора Ивана Мичуринца в 1739 году". Карта (N26) опубликована в масштабе 1:22400 на листе 50х52 см с охватом территории в границах будущего Камер-Коллежского вала (на карте намечен пунктиром, в конце 1730-х годов он еще формировался и назывался Компанейским валом, так как создавался по инициативе компании виноторговцев с целью запрета беспошлинного ввоза товаров). Обычно эту карту называют первым геодезическим планом Москвы. В работах по его созданию участвовали 8 геодезистов - выпускников Навигацкой школы (в 1703 году открыта в помещении Сухаревой башни). Их имена на изданной карте сохранены. Действительно, это первая карта Москвы, полученная на основе точных геодезических измерений на местности, что позволяет и на самой карте вести строгие измерения, а следовательно, делать аргументированные выводы о каких-либо изменениях на московских землях по отношению к 1739 году. Надписей на самой карте совсем немного, но более 400 объектов на ней обозначено цифрами и буквами разных алфавитов, содержание которых раскрывается в легенде, напечатанной на отдельном листе (43х53 см) с пространным названием: "Чертеж местоположения столичного города Москвы, в котором означены не только Кремль, Китай город, Белый город и Земляной город, но и все находящиеся в оном ворота, улицы, императорские домы и публичные строения, соборные и приходские церкви, монастыри, архиерейские и другие подворья, реки, пруды, сады и прочие знатнейшие места".

Обычно 1763 годом датируют "План царствующего града Москвы с показанием лежащих мест на тритцать верст в округ" (N27), составлен в масштабе 1:126000 на листе 77х57 см. Эта карта подготовлена к печати географическим департаментом Петербургской академии наук, которым в то время руководил М. В. Ломоносов. Именно по его инициативе нижнюю - южную часть карты окаймляет удивительная иллюстрация с надписью - "Вид Кремля из Замоскворечья между Каменным и Живым мостом". В левом нижнем углу рамки еще одна малозаметная надпись - "проспект снимал М. М. Махаев". Это изображение можно считать первой фотографией Московского Кремля. Общепринятая дата изобретения фотографии - 1839 г., но в этом году человек научился химическим путем сохранять-фиксировать оптическое изображение, во времена Ломоносова мастер ландкартной мастерской Михаил Махаев закреплял его, обводя карандашом изображение на матовом стекле камеры-обскуры.

Год 1765-й - переломный в истории отечественной картографии. 19 сентября 1765 года правительством Екатерины II издан манифест о Генеральном межевании. Согласно этому закону (N 12474 по Полному собранию), его точное название - "Манифест о Генеральном размежевании земель во всей империи с приложением генеральных правил, данных Межевой комиссии и высочайше утвержденного реестра о ценах на продажу земель в губерниях и провинциях", впервые каждое отдельное землевладение независимо от величины его площади межевалось не только юридически, а с ведением строгих геодезических измерений на местности, результатом которых являлась карта, своего рода геометрический паспорт на данное землевладение весьма крупного масштаба - 1:8400 (100 саженей в 1 дюйме). Эти карты так официально и назывались - "геометрический специальный план". Впервые в истории отечественного законодательства в одном документе объединены технические требования ведения картографо-геодезических работ и стоимость земли. В Московской губернии она максимальна, цена одной десятины (1,09 га) "порозжей пашенной и дикой земли с мелким на ней лесом" была назначена 3 рубля, "порозжей земли с строельным лесом" 6 рублей. Минимальные цены объявлены для Белозерской провинции Новгородской губернии, соответственно 30 и 60 копеек.

Начиная с летнего полевого сезона 1766 года, примерно в течение века на земли России было получено около миллиона рукописных карт - геометрических специальных планов масштаба 1:8400. В зависимости от площади землевладения размер составленных карт меняется в широких пределах: от листов примерно 50х40 см до многометровых "простыней" иногда со сторонами до 5-6 метров, только на полу больших залов можно рассмотреть такие планы одновременно. Почти все они хорошо сохранились и сейчас находятся в Российском государственном архиве древних актов (Большая Пироговская, д. 17). Хранится там и около 300 геометрических планов масштаба 1:8400 конца 1760-х годов на земельные участки, вошедшие ныне в состав Москвы. Эти земли, в то время Московского уезда, межевались с 1766 года самыми первыми в России.

С конца XVIII века межевое ведомство на основе первичных карт 1:8400 приступило к составлению производных карт более мелкого масштаба, но на значительные территории, охватывающие сотни и тысячи отдельных землевладений. Это были карты станов (1:33600), уездов (1:42000 или 1:84000) и, наконец, губерний в виде атласов (карты уездов в их составе 1:210000, карты городов 1:8400). Наибольших успехов в этом картографическом начинании добилась Калужская губерния. Она оказалась единственной губернией, которая не только сумела составить собственный атлас (такие рукописные атласы были составлены во всех губерниях и почти все сохранились), но опубликовать его и даже дважды. В 1783 и 1785 годах вышли несколько отличные атласы Калужского наместничества, состоявшие из мелкомасштабных карт уездов и крупномасштабных - городов. Во всех остальных губерниях, в том числе и в Московской, эти картографические собрания остались неопубликованными. Лишь относительно недавно московское издательство "Искусство" впервые опубликовало из этой коллекции межевой план Москвы 1768 года в качестве приложения к фундаментальному справочнику "Памятники архитектуры Москвы. Том 3, Земляной город" (М., 1989). К четвертому тому этого замечательного справочника ("Замоскворечье", опубликован в 1994 г.) также приложен вариант межевого рукописного плана Москвы 1768 года, хранящийся в Российской национальной библиотеке (Санкт-Петербург).

Естественно, многие исследователи обращали внимание на эти замечательные картографические и весьма крупномасштабные изображения, например, при описании старинных московских дворцов-усадеб: Кусково, Царицыно и др. К сожалению, при воспроизведении межевых карт, они почему-то так их уменьшали, что пользоваться этими изображениями как картами невозможно. Это, например, работа [11], а также и все монографии известного москвоведа П. В. Сытина. Приятным исключением из этой неблагополучной ситуации является публикация в 1917 г. целой серии межевых планов на Петровское-Разумовское, осуществленное в связи с 50-летием Петровской земледельческой академии [12].

В середине XVIII столетия, примерно одновременно с формированием внешней границы города по линии Камер-Коллежского вала, формируется и внутреннее административное деление городской территории. В 1737-1745 годы это 12 "команд", с 1745 по 1782 годы 14 "частей", с 1782 года 20 "частей". Эти административные единицы территории - части вплоть до начала XIX столетия обозначались римскими цифрами - номерами.

Сохранились и карты Москвы, которые отображают трагические беды нашей столицы, ее невосполнимые утраты. Таков "Генеральный план столичнаго города Москвы", опубликованный в 1813 году, (N45).

На плане зафиксированы "итоги" наполеоновского нашествия: сгоревшие дома обозначены косой штриховкой, уцелевшие кварталы - точечным пунктиром. Больше всего от пожара 1812 года пострадали Замоскворечье, Заяузье, Земляной город, особенно его полоса от Никитских ворот до Пречистенки, Китай город. На полях этой же карты приведена таблица числа оставшихся невредимыми домов по каждой административной части города, причем обозначение частей уже двойное: старое - номерное и новое - топонимическое. Можно назвать эту таблицу переводным справочником названий частей Москвы, приведем ее полностью:

I. Городская 11 (уцелело 11 домов)
II. Пятницкая 5
III. Серпуховская 300
IV. Екиманская 39
V. Мясницкая 293
VI. Тверская 127
VII. Пречистенская 8
VIII. Арбатская 92
IX. Сретенская 16
X. Яуская 36
XI. Хамовническая 208
XII. Новинская 126
XIII. Пресненская 279
XIV. Сущевская 333
XV. Мещанская 182
XVI. Басманная 48
XVII. Таганская 13
XVIII. Рогожская 63
XIX. Лафертовская 121
XX. Покровская 353

Естественно, с течением времени границы частей и само их число постепенно менялись.

К середине XIX столетия в результате некоторого укрупнения три части совсем исчезнут, это: Новинская, Таганская и Покровская. В начале XX столетия в связи с существенным ростом города за пределы Камер-Коллежского вала появятся новые административно-территориальные образования, они получат название "участков": Петровско-Разумовский, Бутырский, Мариинский, Алексеевский, Богородский, Ново-Андроновский и Симоновский. Семнадцать частей и семь участков являлись на рубеже XIX и XX столетий наиболее крупными единицами административного управления, их иногда именовали "полицейскими частями" и "полицейскими участками". Впоследствии было введено и существовало параллельно более мелкое подразделение территории на судебно-мировые участки, их было около 60.

1796 год открывает практически новую страницу среди различных видов картографической продукции с изображением Москвы. Обычно эти изображения называют внутрикнижными картами. За прошедшие 200 лет, начиная с 1796 года, когда московский издатель Т. Полежаев в типографии "Селивановского и товарища" опубликовал "Историческое и топографическое описание первопрестольного града Москвы" на 86 страницах с приложением 20 карт [13] (в масштабах 1:8400 - 1:21000), по предварительным данным библиографического учета таких изданий - путеводителей по Москве с картами вышло около 150 [14]. Естественно, в течение этого же периода развивалось и издание самостоятельных картографических произведений, фиксируя публикуемыми картами заметные события в жизни города.

Так, московская "Комиссия от строений" в первой четверти XIX века содействовала публикации нескольких карт Москвы с изображением проекта мемориального сооружения, печальная судьба которого в наши дни вызывает повышенный интерес (N49, 65, 66, 68, 69).

На этих картах примерно на середине Воробьевых круч нанесена надпись "Определенное место для храма Христа Спасителя". Как известно, строительство храма на этом месте, отмеченное торжественной закладкой специального памятного камня в 1817 году в присутствии Александра I, окончилось весьма печально. Автор проекта, архитектор Александр Витберг, победивший на конкурсе, едва начав строительство, был от дел отстранен, а затем сослан в Вятку. На месте закладного камня теперь солидное мемориальное сооружение, посвященное другому событию - клятве Герцена и Огарева, происходившей, по всей вероятности, у того закладного камня.

XIX столетие для картографии России прошло под флагом военного ведомства. Это был век создания нескольких серий военно-топографических карт страны все более крупного масштаба, но с заметными различиями по территории. Если для большинства губерний Европейской России с 1800-х годов до 1900-х годов масштаб карт постепенно увеличился в 6 раз (от "20-верстки" до "трехверстки", т.е. от 1:840000 до 1:126000), то окрестности Москвы уже к 1818 году были покрыты топосъемкой масштаба 1:42000 офицерами Квартирмейстерской части. Однако понадобилось еще 5 лет трудоемкой работы по гравированию - по изготовлению металлической печатной формы, прежде чем тиражные оттиски увидели свет (N48).

У военных картографов интерес к топографии местности несколько иной, нежели у авторов межевых карт. Не величина пашни и строгое положение владельческих границ определяется при полевой съемке, а прежде всего проходимость местности, ее рельеф, наличие неудобий - оврагов, обрывов, болот.

Высокое качество гравирования отличает и ряд последующих изданий топокарт окрестностей Москвы середины XIX века, выпускавшихся Военно-топографическим депо в масштабе 1:42000 ("верстовка") и в масштабе 1:84000 ("двухверстка"). На многих отечественных изданиях топокарт середины XIX века указывается имя руководителя военно-топографической службы России того времени в форме "Г. Л. Шуберт". Некоторые краеведы поэтому называют эти карты "картами Г. Л. Шуберта". В действительности авторами карт являются младшие офицеры-топографы, а генерал-лейтенант Федор Федорович Шуберт был одним из талантливых руководителей всей службы.

Несмотря на высокое художественное совершенство военных топокарт, их масштаб (1:42000 - 1:84000) все же довольно мелкий для показа застроенных территорий и их особенностей. Поэтому настоятельные запросы служб правопорядка и налогообложения почти одновременно в середине XIX столетия привели к появлению, можно сказать, "сверхкрупномасштабных" карт, для широкого использования эти масштабы не превзойдены и по сей день.

В 1852-1853 годах типография московской городской полиции способом литографии в одну краску издает на 65 листах в виде папки-альбома "Атлас столичного города Москвы, составленный по распоряжению московского обер-полицмейстера, генерал-майора Лужина А. Хотевым. Издан с утверждения московского военного генерал-губернатора графа А. А. Закревского" (N89). Масштаб карт этого атласа 1:3360 (в одном дюйме 40 сажен) позволил показать не только самые маленькие здания с указанием материала постройки (каменный или деревянный), но даже полицейские будки. Цифровые обозначения карт атласа объяснены в прилагаемой легенде, потребовавшей ввиду гигантского объема информации отдельную книгу в 184 страницы.

Несколько опередив полицейское управление, налоговое ведомство в целях учета недвижимости организовало в 1849-1852 годы свою съемку города Москвы в еще более крупном масштабе - 1:2100 (в одном дюйме 25 саженей). Однако даже с помощью Московской городской думы опубликовать эту грандиозную работу удалось лишь в 1868 году. Застроенная часть территории города напечатана на 154 листах, полоса выгонных земель на окраинах города на 14 листах (в масштабе 1:8400). Легенда-указатель к этому плану-гиганту представляет собой книгу объемом уже в 400 страниц (N110).

Обеспечив запросы полиции и органов учета недвижимости, эти карты, однако, как бы в будущем не укрупнять их масштаб далее, все же не позволяют решать некоторые специфические задачи жизнеобеспечения огромного города. Создание принципиально новых карт городских территорий началось в последней четверти ХIХ столетия, причем практически одновременно во всех крупнейших городах мира. И хотя масштаб новых карт оказался не таким уж крупным, стоимость их создания выросла весьма значительно. На картах впервые появляется точная метрическая информация о рельефе. Причем давались сведения не о наличии обрывов или оврагов, как это делалось уже на военно-топографических картах в начале ХIХ века, а эти карты позволяли определять высоты на уровнем моря практически любой точки дневной поверхности земли, используя так называемый метод горизонталей или линий равных высот.

Подчеркивая важность новой информации о местности, первые карты этой серии называли "нивеллирными планами", так как высотную основу для их создания получали с помощью геодезических инструментов - нивелиров. Сегодня эту измерительную процедуру частенько называют упрощенно - "нивелировка", или строже - "нивелирование", но пишут теперь это слово с одним "л".

По заданию Московской городской управы в целях создания водо-канализационных систем в 1879 году вышел в свет первый нивелирный план Москвы. На нем рельеф изображен горизонталями, проведенными через одну сажень в пределах Камер-Коллежского вала. Судя по рисунку горизонталей, на этом плане в Москве выделяются 11 холмов. Максимальной высоты холм в районе Миюсской заставы - 24 сажени (51 м) над уровнем реки Москвы у Данилова монастыря (N133).

В 1888 году выходит второе издание "Нивеллирного плана Москвы" в масштабе 1:8400 с заметным приростом городской территории, отображенной в горизонталях, хотя общий размер этой карты при сложении-монтаже всех ее составляющих 24 листов (305х475 мм каждый) в единое изображение остался прежним (183х190 см). Измерительная информация о рельефе накапливалась далеко не мгновенно, лишь в конце 1920-х годов карта с горизонталями полностью охватила всю территорию современной Москвы. Только тогда удалось выяснить место и высотную отметку самого высокого холма Москвы. На карте окрестностей Москвы 1927 года эта точка с отметкой 253,6 м нанесена на обочине древней Калужской дороги (ныне здесь участок Профсоюзной улицы) метрах в 900 южнее четкого ориентира - отворота на Узкое.

Однако вернемся к "нивеллирным планам" конца ХIХ века. Казалось, что новая информация о рельефе города привлечет внимание широкой публики. Активно взялось за массовое тиражирование этих карт самое мощное из частных картоиздательств России - "Картографическое заведение А. Ильина", располагавшееся в Петербурге, на набережной реки Пряжки, дом 5. Таким адресом сопровождаются нивелирные планы Москвы, которые Ильиным были приведены к более удобному для пользователей размеру (100х69 см), но для сохранения на таком листе всего изображения Москвы, пришлось уменьшить масштаб карты до 1:21000 (в дюйме 250 сажень). В целях расширения сбыта своей продукции "Картографическое заведение А. Ильина" на карты рельефа в горизонталях наносило различную дополнительную информацию в поисках увеличения числа покупателей, что находило отражение в непрерывном появлении новых карт с новыми вариантами названий. Содержательная же сторона этих карт обновлялась весьма незначительно. Например, в 1893 году Ильин публикует "Нивеллирный план города Москвы с указанием разделения города на судебно-мировые участки", в 1898 году - "Нивеллирный план города Москвы с показанием городских зданий и земель".

Чутко реагируя на запросы и вкус массового потребителя, комбинируя соотношением размера, масштаба и содержания карт Москвы, издательство Ильина остановилось на карте, компоновка и масштаб которой оказались стабильными на протяжении нескольких десятилетий, несмотря ни на какие государственные потрясения, которые вызывали лишь перемену названий части внутригородских объектов. С конца ХIХ века по 1917 год, а затем с 1923 по 1933 годы выпускался этот план Москвы масштаба 1:21000 на листе 100х71 см как отдельным изданием, так и в качестве приложения к широко известным справочникам-ежегодникам "Вся Москва". Территория его охвата немного выходила за пределы Московской окружной железной дороги.

В 1930-е годы масштаб этой карты в связи с повсеместным распространением метрической системы мер еще несколько уменьшился - до 1:25000 (в 1 см 250 м), что позволило при том же охвате территории уменьшить размера листа - до 94х67 см.

Естественно, плавно уменьшался масштаб только для карт, предназначавшихся для массового издания. В то же время для решения некоторых специальных и технических задач жизни города требовались карты все более крупных масштабов. Наиболее крупномасштабными являются карты Москвы, оставшиеся рукописными, которые составлялись в 1886-1900 годы, но не сплошь на всю территорию города, а лишь на отдельные узкие полосы - для регулирования застройки его проездов, эти карты составлены в масштабе 1:210 (17).

Среди немногих атласов Москвы один несомненно является вершиной картографической продукции. В 1909 г. Московской городской управой издан "Атлас к описанию устройства канализации города Москвы. 1 очередь" (N225), это фундаментальное произведение (126 таблиц 53х39 см) содержит огромный пласт информации, десятки карт разного масштаба, в том числе 49 листов масштаба 1:2100 на центральную часть города. Ценную информацию отраслевого характера можно почерпнуть в "Статистическом атласе Москвы" (выпуски 1887, 1890, 1911 и 1924) и "Атласе геологических и гидрологических карт и профилей г. Москвы" (1935), территория современной Большой Москвой достаточно полно представлена к дате издания "Атласа Московской области" (1934), созданного под редакцией проф. В. А. Каменецкого.

К сожалению, остался нереализованным проект по изданию "Исторического атласа Москвы", несмотря на весьма авторитетный состав инициативной группы, приступившей к его составлению в 1879 г. (15). Среди сохранившихся документов работы подготовительной комиссии интересна высокая оценка только что изданного Д. П. Рашковым "Нивелирного плана Москвы", которая содержится в письме патриарха москвоведения Н. Е. Забелина директору архива Ф. А. Бюлеру от 19 ноября 1879 г.: "поистине это почти готовый уже план доисторической, ибо он обрисовывает самую фигуру московской местности" (16).

Четко прослеживаются по картам этапы преобразования территориально-административных границ города Москвы в ХХ в.: 28 мая 1917 г. утверждена внешняя граница города - она несколько вышла за пределы кольца Окружной железной дороги, вместо 17 "полицейских частей" введено деление на 44 "комиссариатских участка", которые в ноябре 1917 г. заменены 11 "районными советами". При относительно стабильной внешней границе города в 1920-е гг. число районов постепенно сокращалось, к 1929 г. их оставалось 6: Басманный (впоследствии Бауманский), Замоскворецкий, Пресненский (впоследствии Красно-Пресненский), Хамовнический, Сокольнический и Рогожско-Симоновский (впоследствии Пролетарский). В последующие годы число районов незначительно росло, а в 1936-м сразу вместо бывших 10 их стало 23, одновременно существенно изменился и принцип их наименования: Ленинский, Сталинский, Молотовский, Кировский, Фрунзенский, Дзержинский, Свердловский, Куйбышевкий, Бауманский, Октябрьский, Коминтерновский, Советский, Краснопресненский, Красногвардейский, Пролетарский, Первомайский, Железнодорожный, Ленинградский, Киевский, Ростокинский, Сокольнический, Таганский, Москворецкий.

10 июня 1935 г. постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) был утвержден "Генеральный план реконструкции гор. Москвы", который предусматривал радикальные изменения в сложившейся застройке, значительные изменения в озеленении и обводнении столицы. В связи с широкой его пропагандой было издано несколько карт Москвы, в том числе прогнозных. Одновременно в этой серии впервые появляется гибкий термин - "схема", не карта, а, например, "Схема основных магистралей, обводнения и озеленения города Москвы" (N393).

Наступает этап жесткого регулирования в открытой печати картографической информации. Выпуск крупномасштабных карт для открытой продажи, а это прежде всего карт городов, резко тормозится. С 1940 по 1956 г. в СССР практически не было издано ни одного цельного констатирующего картографического изображения какого-либо города страны, лишь в исторических исследованиях встречается несколько ретроспективных карт типа "Москва в кольце феодальных вотчин" и т.п. Даже в 1947 г., когда отмечалось 800-летие Москвы, не было издано ни одной ее карты. Более того, среди ряда опубликованных в 1947 г. книг, посвященных этому юбилею, одна и весьма серьезная научная работа О. Н. Бадера, названная "Материалы к археологической карте Москвы и ее окрестностям", также была лишена карты. Несмотря на авторское сообщение в ее тексте, что сама карта "будет издана отдельно", читатели ее так и не дождались.

Только перестройка и гласность позволили вернуть картам городов неотъемлемые атрибуты собственно карты - масштаб и топографическую полноту. На эти годы приходится настоящее возрождение картографирования территории Москвы, но об этих изданиях, хотелось бы надеяться, мы расскажем в следующем выпуске нашего каталога.

Литература

1. Ламанский В. И. Сборник чертежей Москвы, ее окрестностей и города Пскова ХVII столетия. // Записки славяно-русского отделения Археологического об-ва. - 1861. - Т. 2, прил.
2. Кусов В. С. Чертежи Земли Русской ХVI-ХVII вв.: Кат.-справ. - М.: Рус. мир, 1993. - 380 с.
3. Исторический очерк и обзор фондов рукописного отдела БАН. Карты, планы, чертежи, рисунки и гравюры собрания Петра I. - М.; Л.: Изд-во АН СССР. - 1961. - 291 с.
4. Бокачев Н. Ф. Географические карты России ХV-ХIХ столетия. - СПб., 1892. - 92 с.; Ловягин А. М. Старинные русские географические карты. // Исторические и библиографические очерки. - Пг., 1917. - С. 83-92.; Зябловский Е. Ф. Список ландкарт Российского государства, вышедших в иностранных землях и в России с 1550 по 1810 год. // Землеописание Российской империи. - Спб., 1810. - С. 52-116. и др.
5. Клепиков С. А. Библиография печатных планов города Москвы ХVI-ХIХ веков. - М.: ГБЛ, 1956. - 122 с.
6. Печатные планы Петербурга - Петрограда 1703-1917: Свод. кат. - Л.: ГПБ, 1966.
7. Александрович С. Несвижский план Москвы 1611 г. // Культурные связи народов Восточной Европы в ХVI в. - М., 1976. - С. 208-227.
8. Города СССР: Каталог карт и атласов. - М.: ГБЛ, 1989. - 176 с.
9. Bernleithner E. Herberstein und seine Russland: Karte. // Тр. ХIII Межд. конгресса по истории науки, 1971, секция 8. - М., 1974. - С. 43-50.
10. История русской литературы Х-ХVII веков. / Под ред. Д. С. Лихачева. - М.: Просвещение, 1980. - 463 с.
11. Минеева К. И. Царицыно: Дворцово-парковый ансамбль. - М.: Искусство, 1988. - 136 с.
12. Пятьдесят лет Высшей сельскохозяйственной школы в Петровском-Разумовском: Т. 2. - М.: Кушнерев, 1917. - 411 с.
13. Полежаев Т. Историческое и топографическое описание первопрестольного града Москвы с приобщением генерального и частных ее планов. - М.: Селивановский и тов., 1796. - 86 с., 20 карт.
14. Справочники и путеводители по Москве: Свод. кат. - М.: Центр. гор. публ. б-ка им. Н. А. Некрасова: Гос. публ. ист. б-ка России, 1995. - 154 с.
15. Рашков Д. П. Исторический атлас города Москвы. // Землемерное дело. - 1908. - N15-16. - С. 46-52.
16. Протоколы совещаний о составлении исторического атласа Москвы. - РГАДА, ОФР, N44919, с. 10.
17. Иверонов И. А., Рашков Д. П. Съемка и составление планов регулирования проездов города Москвы. - М.: В. Рихтер, 1906. - 25 с.
18. Герберштейн С. Записки о Московии. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1988. - 429 с.

Д-р геогр. наук В. С. Кусов

С ресурса http://www.temples.ru/main.php?op=page&name=08112003060416(2of7)