СВЯТИТЕЛЬ ФИЛИПП, МИТРОПОЛИТ московский

Руссист>>>Московский Патерик>>> ПРЕПОДОБНЫЙ САВВА СТОРОЖЕВСКИЙ (ЗВЕНИГОРОДСКИЙ)

ПРЕПОДОБНЫЙ САВВА СТОРОЖЕВСКИЙ (ЗВЕНИГОРОДСКИЙ)
икона с сайт Православие.ру

 

3 (16) декабря
ПРЕПОДОБНЫЙ САВВА СТОРОЖЕВСКИЙ (ЗВЕНИГОРОДСКИЙ)

Когда и где родился преподобный Савва Сторожевский и когда пришёл в обитель преподобного Сергия – неизвестно. Известно только, что Савва был одним из первых учеников преподобного Сергия: и по времени, ибо он ещё в юности поступил в его обитель, и по житию благочестивому, ибо проводил жизнь “в совершенном послушании, привыкая к иноческому порядку подвижнического жития, любил воздержание и бдение, крайне заботился о блюдении чистоты, которая есть украшение всего иноческого жития, всем казался как простой человек, ничего не знавший, но мудростию превосходил многих, мнящих быть мудрыми, прежде всех входил в церковь и после всех из неё исходил, участвовал в церковном пении, со страхом Божиим стоял на молитве, и такое было у него умиление, что он не мог удерживаться от сильного плача и рыдания во время Божественной службы: видя такое умиление и плач, отцы обители дивились и прославляли благодетеля Бога”. Такими подвигами он заслужил особенное к себе благоволение своего великого аввы: в обители Сергиевой он был духовником всему братству и считался “старцем почтенным и весьма учительным”. В 1391 году преподобный Сергий преставился, оставив преемником своим преподобного Никона. Но Никон по любви к уединённому богомыслию скоро оставил управление монастырём и затворился в особой келий; “братия же, не терпяще без настоятеля быти, со многим молением возведоша на игуменство блаженного Савву в великую Лавру”. Здесь он “добре посяше порученное ему стадо, елико можаше и елико отца его блаженного Сергия молитвы спомогаху ему”. Древнее предание ко времени начальствования его в Лавре относит изведение его молитвами источника водного, за стенами обители к северу. Здесь же, конечно, в Сергиевой Лавре, преподобного Савву во время его игуменства узнал князь Звенигородский, Юрий Дмитриевич, крестник преподобного Сергия; он часто посещал обитель и ущедрял её богатыми вкладами. Преподобный Савва, всем известный тогда по святости жизни, возбудил к себе любовь и. почтение и в Юрии, и князь избрал его своим духовником. В одно из посещений Троицкой обители Юрий просил преподобного Савву идти с ним в Звенигород подать благословение его дому. Благочестивый старец, умоленный князем, согласился исполнить его прощение и вместе с ним предпринял путь, надеясь скоро возвратиться в свою обитель, но Промысл устроил иначе. Юрий, желая всегда иметь при себе такого святого и мудрого старца, неотступно начал умолять его, чтобы он никогда уже не отлучался от него, но “да пребудет у него, и да созиждет, монастырь в отечестве его, близ Звенигорода, идеже есть место, зовомо Сторожей”. Любитель безмолвия тяготился начальствованием над многолюдной обителью; вероятно, его тревожило и то, что по назначению самого преподобного Сергия должен был пасти стадо, собранное Сергием, не он, а преподобный Никон. Поэтому он охотно согласился исполнить желание князя Юрия и с полным упованием на помощь Божию пошёл на Сторожу.
Пустынное место на Сторожевской горе близ Звенигорода чрезвычайно полюбилось преподобному. Старец принёс туда с собой икону Богоматери и, остановившись на месте, благоухающем цветами, со слезами пал пред иконою и вознёс тёплую молитву Богоматери, прося Её заступления и благословения месту тому. Потом, при пособии князя Юрия, Савва скоро построил малую деревянную церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы и недалеко от неё малую для себя келию. Скоро слух о святой его жизни привлёк к нему многих, искавших жития безмолвного, и преподобный всех принимал с любовию и был для всех образом смирения и трудов иноческих. Таким образом, по собрании братии он завёл общежитие. В 1399 году князь Юрий Димитриевич должен был по повелению брата своего Великого Князя идти на войну против камских болгар. Пред выступлением в поход пришёл он в обитель преподобного Саввы просить у него благословения. Святой старец, помолившись о нём и благословив его крестом, пророчески изрёк: “Иди, благоверный князь, и Господь да будет с тобою, помогая тебе! Врагов своих одолеешь и благодатию Христовою здрав возвратишися в своё отечество”. Приняв потом начальство над войсками великокняжескими, Юрий с благословением старца вышел против неприятеля, в продолжении трёх месяцев взял города Великие Болгары, Жукотин, Казань и многие другие и с богатой добычею и со славою победителя возвратился в отечество. Первым долгом его по возвращении было поспешить в обитель преподобного Саввы и принести благодарение Богу, Который даровал ему победу молитвами святого старца. Преподобный отслужил благодарственный молебен и осенил князя крестом; Юрий молился со слезами, лобызал руку старца и благодарил его за молитвенное вспоможение в одолении супостатов. Преподобный со смирением говорил о своей духовной немощи, уверял, что Сам Бог, видя любовь князя к нищим и убогим, даровал ему победу и к сим “множайшая словеса учительная изрече ему от Божественных писаний”. Благодарный князь многое тогда же принёс в дар обители. На его иждивение новая церковь была украшена, главы у ней обиты медными позлащёнными листами, устроены братские келии, и обитель обнесена деревянною оградой. Преподобный Савва для снабжения монастыря водою ископал за его стенами колодезь (в 80 саженях к югу от монастыря под горою). Он сам почерпал из него воду и носил на раменах своих, дабы научить братию смирению и трудолюбию. Для безмолвных подвигов своих преподобный выкопал себе пещеру в овраге, в версте от монастыря.
Усердный князь Юрий возжелал вместо деревянной церкви создать каменную во имя Рождества Богородицы и для сего дал блаженному “злата довольно и села многа и имения довольно на строение монастырское”. До нашего времени сохранилась одна жалованная грамота князя Юрия Димитриевича Саввину монастырю, писанная 1404 года мая 10. В этой грамоте сказано, что Юрий дал игумену Савве и его монастырю несколько сёл и деревень с угодьями в своей отчине, что он освобождает от дани и пошлин всех, живущих в монастырских землях в его отчине, что монастырские люди не подлежат суду звенигородских и русских наместников и волостей, а судит их сам игумен Савва или кому он прикажет, исключая случаев смертоубийства.
Таким образом, ещё при жизни преподобного Саввы воздвигнута каменная соборная церковь Рождества Богородицы. Тогда же с умножением братии, которые приходили ко святому отовсюду, умножено и строение монастырское “святому о сем зело прилежащу”.
Между тем преподобный Савва достиг глубокой старости, “никогда не изменив своего уставного правила и отвергшись однажды мира, о мирском и о суетном уже более не заботился; тесный и скорбный путь предпочёл пространному, возлюбил нищету и был образцом трудолюбия и смирения для братии”. Наконец старец, понесший столько трудов, изнуривший плоть свою тяжкими подвигами, впал в болезнь телесную и, призвав братии, поучал их довольно от Божественных писаний, убеждал блюсти чистоту телесную, иметь братолюбие, украшаться смирением и подвизаться в посте и молитве. Он назначил преемником себе одного из учеников своих и, наконец, преподав всем мир и целование, предал праведную душу свою в руки Божии 1407 года, декабря 3 дня. Игуменствовал он в обеих обителях около 15 лет. Много слёз пролили братия, лишившись своего “кормника и учителя”; на погребение его собрались князья и бояре и почти все жители звенигородские. Тело блаженного честно предали земле в церкви Пресвятой Богородицы, им построенной, на правой стороне.
Прошло много лет после блаженной кончины преподобного; игуменом в его обители был некто Дионисий. Однажды, закончив своё правило, он прилёг заснуть. И вот является ему благолепный старец и говорит: “Дионисий! Вставай и напиши лик мой на иконе”. – “Кто ты и как твоё имя?”– спросил Дионисий. “Я Савва, начальник сего места”,– отвечал явившийся. Поражённый видением, Дионисий призвал ветхого старца Аввакума, который в юности своей видел преподобного Савву живым, и расспросил у него: каков был видом Савва? Аввакум рассказал, что помнил. “Точно таким явился мне ныне тот, кто велел мне написать лик его”,– сказал игумен. Игумен был хороший иконописец и муж благочестивый, он не замедлил исполнить волю преподобного. Тогда же начались при гробе угодника Божия разные исцеления. Сам игумен испытал на себе милость преподобного. Братия за что-то обиделись на него и оклеветали перед Великим Князем. Дионисий встревожился и стал усердно просить защиты у преподобного. Угодник Божий явился ему во сне и сказал: “О чём скорбишь ты, брат мой? Иди, говори смело, не бойся ничего, Господь – твой помощник”. В ту же ночь преподобный являлся и роптавшим на игумена. “Затем ли вы оставили мир,– говорил он им строго,– чтобы с ропотом иночествовать? Вы ропщете, а игумен молится: что одолеет? В сердцах строптивых не живёт смирение, нет и благодати Божией”. Проснувшись, ропщущие рассказали друг другу видение и очень смутились. Когда они явились к Великому Князю, то ничего не могли сказать против игумена и остались в стыде. Это было около 1480 года.
Из многих других чудес упомянем ещё о некоторых. Один инок, болевший глазами, со слезами молился у гробницы преподобного и отёр глаза покрывалом оной гробницы. Другой инок при этом сказал с усмешкою: “Вместо исцеления ты только засоришь глаза песком”. И тут же болевший глазами исцелился, а поносивший его брат ослеп... После слёзной молитвы и покаяния и он получил исцеление.
Раз игумен Мисаил был тяжко болен. Пономарь Гурий пошёл звонить к Утрени. На пути встречает благолепного старца, который спрашивает его: “Здоров ли игумен?” – “Он болен”, – сказал Гурий. “Скажи ему,– произнёс старец – пусть призовёт на помощь Пресвятую Богородицу и начальника обители Савву и будет здоров. А мне отвори двери”. Пономарь, не зная, что это за человек, не хотел отворять дверей. Но двери сами отворились, и старец вошёл в храм. Пономарь испугался, позвал товарища и стал укорять его, что тот оставил двери открытыми. Товарищ отвечал, что он запер двери. Когда же оба подошли к дверям, то нашли их действительно запертыми. После утрени пономарь рассказал игумену и братии, что видел. Игумен велел нести себя ко гробу преподобного и здесь выздоровел.
Однажды преподобный Савва спас жизнь самого царя Алексея Михайловича. Царь был страстный охотник: раз в окрестностях звенигородских дружина царская рассеялась по лесу, и царь остался один. Вдруг вышел на него огромный медведь. Беззащитный царь считал себя погибшим, но неожиданно явился старец, и медведь, увидев его, убежал в лес. Царь спросил старца, кто он. Тот отвечал: “Я Савва, инок Сторожевской обители”. В то время в обители Саввинской не было ни одного инока с именем Саввы, и царь понял, кто был его спасителем. Он приказал отслужить молебен и, взирая на икону преподобного, убедился, что старец, явившийся в лесу, был именно преподобный Савва. С того времени царь Алексей Михаилович стал первейшим благодетелем обители Саввиной; говорят, что он, по особой своей ревности, не позволял никому другому делать в сей монастырь никаких вкладов и приношений. И действительно: обитель и доныне полна свидетельствами его истинно царского усердия к ней.
Мощи преподобного Саввы обретены нетленными 19 января 1652 года.


 

Руссист>>>Московский Патерик>>>ПРЕПОДОБНЫЙ САВВА СТОРОЖЕВСКИЙ (ЗВЕНИГОРОДСКИЙ)