МГО ВООПИиК

РАЗБОРКА - НЕ СНОС. ВОТ В ЧЁМ ВОПРОС.

Московское городское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры

России продолжает действовать объявленный федеральной властью мораторий на приватизацию культурного наследия. Его срок истекает в 2008 году. К этому времени законодатель должен разработать и принять цивилизованные нормы купли-продажи памятников.
Предполагалось, что приоритетное право покупки будет отписано государственным органам. Какие-то преимущества получат жители исторических зданий и потомки законных владельцев. А собственника густо обставят флажками: запретят наносить приобретенному объекту ущерб, производить перепланировку, перестройку, даже перекраску. Но пока в Государственной Думе создаются федеральные законы, в столичной мэрии пишутся свои.
«В июле 2006 года московское правительство приняло постановление о формировании реестра памятников. Между тем в федеральном законодательстве слово реестр не упоминается ни разу. Там говорится о списках. По смыслу разницы, конечно, нет. Но расхождение в терминологии по меньшей мере настораживает», — говорит Сергей Королев, председатель совета Московского городского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.
Консультирующие общественность юристы высказывают следующие опасения. Разница в терминах развязывает московским чиновникам руки на самые неблаговидные поступки и делает их практически неуязвимыми. Как бы они федеральное законодательство ни нарушили, это всегда несложно списать на служение местному закону. Тем более, что игра словами в сфере охраны памятников в столице хорошо обкатана. Скандально известный факт: снос многих охранявшихся государством объектов по документам московских ведомств проходит под кодовым названием «разборка». Так вот, за минувшие годы активисты Московского городского отделения ВООПИиК 60 раз подавали заявления в прокурорские инстанции разного уровня с требованием возбудить уголовное дело по факту разрушения памятника. Однако получали стандартный ответ: мол, разборка — не снос, ее федеральное законодательство не запрещает.
Кроме того, чиновники ловко отгородились от давления снизу. «Постановление практически засекретило московский реестр наследия. В нем предусмотрено, что отныне комплексные сведения о памятниках публиковаться не будут. Будут предоставляться данные лишь по конкретному адресу и за плату», — объясняет Сергей Королев. А коли комплексного реестра общественность иметь перед глазами не будет, то и контролировать действия .властей не сможет.
Какие преимущества сулит чиновникам узаконенная секретность, впору только догадываться. Допустим, не имеющее ценности здание можно потихоньку ввести в реестр и продать подороже. А ценный памятник из реестра на время вывести, продать в полцены и заработать неплохие чаевые. Включив в реестр заурядную типовую застройку, чиновник без шума и пыли — под предлогом реконструкции — может выставить на окраину города хоть всех коренных москвичей, еще довольно плотно населяющих дорогостоящие исторические кварталы. И вряд ли кому-то из граждан поможет свидетельство государственных органов о праве на собственность. Проверено жизнью: гражданин с бумажкой в столице может проиграть гражданину с рублем.
Вот сюжеты историй, зафиксированных в столице еще до начала кампании по приватизации памятников. Их рассказали корреспонденту в Московском городском отделении ВООПИиК.
На улице Остоженка снесли входивший в комплексную застройку вокруг Зачатиевского монастыря частный дом без согласия законного владельца. Точнее, вместе с владельцем: хозяин к приезду бульдозера заперся в доме, наивно полагая, что первым делом «ломовая» бригада попробует вынести из здания вещи. Освобожденный таким образом участок перешел в распоряжение коммерческой структуры.
В одной из квартир особняка ХУШ века в Молочном переулке к началу реформ проживал «уплотненный» в годы советской власти внук последнего владельца недвижимости, обрусевшего немца, купца Зигфрида Таля, художник Евгений Филатов с семьей. В 2000 году дом вместе с жильцами был выставлен на конкурс, который выиграла складская база.
Трехэтажные палаты XVII века в Мещанской слободе (проспект Мира) до экспроприации принадлежали купцам Фирсановым. В 90-е годы их наследник, председатель Лиги защиты прав собственников Фирсанов пытался восстановить родовые права на владение домом, но совершенно безуспешно. Здание между тем переходило от арендатора к арендатору, от собственника к собственнику, пока не разрушилось до цокольного этажа. Сегодня им владеет очередной коммерсант.

ТАТЬЯНА БОРОВИК
Источник http://www.pnp.ru/chapters/culture/culture_253.html

На фото ныне «разобранный» дом Таля (Молочный пер. 5) накануне «разборки. Дом находился в хорошем состоянии