МГО ВООПИиК

Кадаши, Пушкинская площадь и другие горячие точки Москвы

Московское городское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры

"Назад, в 80-е: мы опять защищаем памятники - нас жестоко разгоняет ОМОН". Стенограмма пресс-конференции "Кадаши, Пушкинская площадь и другие горячие точки Москвы". Независимый пресс-центр, 29 июня 2010 г.


Пресс-конференция "Кадаши, Пушкинская площадь и другие горячие точки Москвы" состоялась 29 июня в Независимом пресс-центре. Участвовали координаторы "Общественной коалиции в защиту Москвы" Виктор Милитарев и Роман Ткачук, лидер молодежной организации "Справедливой России" Артем Хромов, член Экспертного совета при главном архитекторе Москвы Алексей Климов, координатор Движения в защиту Пушкинской площади Марина Ожигина.


Виктор Милитарев (вместе с Романом Ткачуком – координаторы "Общественной коалиции в защиту Москвы"):


Кадаши попадают в охранную зону Кремля – главного федерального памятника города. Анонимность инвесторов. Называют фирму "Сатори", но она вывозит мусор. Поэтому плодятся дикие версии. Не буду называть имен, не хочу оказаться в положении Эдуарда Вениаминовича Лимонова, которого сначала до нитки обобрали, а потом засняли в порноролике, поэтому я буду говорить про некоторых людей. По одной из версий, за строительством в Кадашах стоит один крупный чиновник и предприниматель, связанный с саентологией. По другой – готовится резервный поселок для жителей – рейдеров богатых - готовящегося под снос "Острова фантазий". По третьей – за этим строительством стоит вторая жена одного из крупнейших в России олигархов, которая собрала уже с подруг деньги на коттеджный поселок в центре Москвы, круче любой Рублевки. Правда, говорят, бывшая жена этого олигарха, будучи православной, вместе с бывшим возлюбленным второй жены противостоит этому и так помогает приходу. Но это всё радиостанция ОБС – "Одна бабка сказала".


Продолжаем подписную кампанию по обращению к президенту и премьеру: создать аналог федерального округа Колумбия – Вашингтон у нас в России, создать столичную территориальную единицу, которая занимала бы весь историко-культурный центр города в пределах Кольцевой железной дороги, подчинением федеральным властям, и чтобы в ней был заморожен ужасный Генплан. Передачу документов проведем осенью, может быть, в годовщину создания нашей "Общественной коалиции в защиту Москвы", 5 декабря, в годовщину битвы под Москвой. Об этом проекте уже говорил глава "Справедливой России" Сергей Миронов, глава фракции СР Николай Левичев презентовал его Путину, и тот сказал, что идеи стоит обсудить, хотя они потребуют изменения законодательства. Правда, почему-то, кроме канала "Россия-24" телеканалы об этом не говорили, несмотря на то, что их разговор – историческое событие.


Наш базовый проект – объединение общественности против Генплана – явно удался. Мы были соучредителями нескольких общественных слушаний Общественной палаты по Генплану, круглого стола по судьбе Пушкинской площади и брифинга по судьбе Кадашей. Вместе с "Моссоветом" участвовали в Дне гнева 1 мая. Спасибо правительству Москвы, что тогда нам это разрешили. А вчера был ужасный разгон, совершенно хамский. Сначала организаторам подали отказ от разрешения провести мероприятие у памятника Юрию Долгорукому потому, цитирую, что "памятник является федеральным памятником архитектуры и истории". Это здорово! Почему же тогда Юрий Михайлович и даже Владимир Вольфович спокойно стоят у этого памятника? Наверно, они не портят памятники архитектуры. Это только вот оппозиция, выступающая против Генплана, мы, наверно, затопчем. Или, как Удальцов пошутил, наверно нас послушает князь, возмутится, с коня сойдет – вдруг он в мэрию постучится?


Существенно, что в общих мероприятиях участвовали практически все общественные силы города. Правозащитники, защитники памятников. В защите Кадашей сплотились наконец все: и "Архнадзор", который проводит свою отдельную политику, и "Моссовет", хотя еще за несколько месяцев до этого "Архнадзор" просил Удальцова уйти с их митинга, Сергей-де слишком политизирован. А теперь уже аполитичный лидер "Архнадзора" Рустам Рахматуллин призывает к отставке Лужкова. Коммунисты, "Яблоко", СР, ЛДПР, партии незарегистрированные, как "Солидарность", вся уличная оппозиция, все вместе: националисты, либералы.


В Общественной палате даже резко высказались Глеб Павловский, Марат Гельман и Валерий Фадеев, Потом, явно не без участия Кремля в 40 изданиях несколько дней подряд сначала рекламировался доклад Дмитрия Орлова, где говорилась заведомая неправда, что Лужков на днях уйдет. Потом также в 40 газетах прошла неверная информация про нашу коалицию, где было сказано, что мы 5 мая создались и что "Архнадзор" входит в наш состав. А еще через 3 дня рекламировался доклад Михаила Виноградова о том, что Лужков – самый конфликтный губернатор России. Спасибо большое союзникам из Кремля, пожелавшим остаться неизвестными! Мы должны им помочь, хотя мы вовсе не их сторонники. Складываются такие клещи – все вместе сошлись против Генплана: Кремль и Общественная палата с одной стороны, лояльная, полупрокремлевская оппозиция – с другой, и уличная непримиримая антикремлевская оппозиция - с третьей, вместе с беспартийными защитниками памятников и правозащитниками, защищающими права жильцов от точечной застройки и переселения на окраины.


Выступления в Общественной палате говорят, что однопартийцы Лужкова скоро начнут дискуссию о Генплане. Рассматриваю наши действия как принуждение к переговорам. Некоторые из нас искренне желают отставки Лужкова, его действия чудовищно достали. Такое неуважение к чувствам московского среднего класса, как попытка в будущем уничтожить все деревья на Пушкинской площади, а может быть, и фонтан, у которого даже наши бабушки гуляли, или то, что делается в Кадашах, не компенсируется никакими социальными выплатами. Лично я вовсе не стремлюсь к его отставке, хотя без этого тезиса, я чувствую, никакой разговор с правительством Москвы невозможен. Но очень надеюсь, что, благодаря реальному гражданскому обществу, которое складывается в Москве, когда все сплотились вместе, мы наконец начнем конструктивный разговор о Генплане. Да, я понимаю, вместо него может оказаться кто-то еще хуже, кто лужковскую соцполитику не будет проводить. Человек из Кагалыма, которым нас пугают, может оказаться хуже человека из Марьиной Рощи, да, я понимаю, только не надо Генпланом нас мучить. Давайте договоримся по Генплану – и, может быть, тогда все будет хорошо.


Главная наша инновация – мы подаем судебный иск против Генплана. Наверно, его присоединят к тем искам, что уже поданы физическими лицами. Но чем больше физлиц, в том числе представляющих общественные организации, подадут в суд против Генплана, тем лучше для всех москвичей.


Завтра Общественная палата проводит открытые слушания по судьбе Консерватории, еще одного памятника архитектуры и истории культуры, которому московские власти практически угрожают необратимым разрушением. Завтра в 15.00 в Рахманиновском зале консерватории. Надеюсь, что Общественная палата тоже подаст в суд, или какая-нибудь из прокремлевских организаций. Валерий Фадеев же выступает. Может, Институт общественного проектирования подаст в суд?


В городе происходит возврат к запаху 88-го года. Мы опять защищаем памятники, боремся за экологию города, мирные гражданские манифестации довольно жестоко разгоняет ОМОН. Да, я помню, что после 88-го года СССР распался, и не желаю, чтобы РФ распалась. Но надеюсь, что московское правительство и Лужков поймут, что так долго издеваться над общественностью невозможно, и если он хочет сохранности нашей страны и того, чтобы общественный протест происходил в мирном русле, то не надо будить в нас киргизов. Очень советую Лужкову сходить на Ордынку к Прокофьеву – сам не может, так может Цоя послать – и тот расскажет, как умный, талантливый, порядочный человек Прокофьев идиотской политикой подавления любой тогдашней оппозиции привел к тому, что КПСС просто потеряла власть в городе и во всей стране еще через год. И Юрию Михайловичу, и нам одинаково нужна великая Россия, а не великие потрясения, но для этого нужно договариваться, а не считать себя такими великими людьми, что на любую резкость надо выскакивать из зала, хлопая дверями и рассказывать, что за такие заявления в адрес моего начальника у нас, понимаешь, в Сокольниках морду бьют. Очень надеюсь, что московское правительство и лично Лужков, Ресин, Кузьмин и Платонов, тем более, что здесь присутствуют два авторитетнейших московских канала ТВ "Центр" и "Столица", услышат нас и начнут с нами разговаривать, а не делать вид, что мы какие-то маргиналы-геростраты, заботящиеся только о собственной славе, а не общественность города.


Роман Ткачук:


Руководство консерватории могло бы послужить примером московским властям в своем стремлении сделать процесс реставрации максимально публичным и открытым. Завтра оно готово представить проект реставрации и ответить на любые острые вопросы жителей, сделать то, чего смертельно боятся городские власти.


Виктор Милитарев:


Альтернативные проекты Кадашей и Пушкинской площади есть, их авторы – в зале, и мы всегда готовы их представить в процессе гражданской дискуссии с городскими властями.


Артем Хромов (лидер молодежной организации "Справедливой России", один из организаторов акций протестов в Кадашах):


В Кадашах впервые московские власти не смогли довести до конца разрушение исторических памятников – и это революция. ОАТИ отозвало ордер. Прокуратура запретила снос. Теперь вопрос стоит о появлении нового проекта. Мы добиваемся того, чтобы все действия, заявленные прокуратурой, были исполнены, чтобы работы никакие не начинались до разработки нового проекта, и поучаствовать в разработке новой проектной документации.


Провели опрос жителей против разрушения Кадашей и вообще градостроительной политики, приведены конкретные требования. Эти подписные листы будут переданы Медведеву.


Благодаря широкой коалиции, теперь мы не допустим того, чтобы разрушались другие здания. Например, уже на этой неделе может начаться снос дома 1817 года на улице Бахрушина 11 – это проект мастерской Колосницына. Строят опять гостиницу, 6 домов сносятся. Попытки инвесторов разрушить эти строения натолкнутся на железный кулак общественности и политических сил. Также хотят разрушить флигеля в Калашном переулке в рамках реконструкции Геликон-Оперы. Хотят разрушить дом Расторгуевых на Солянке. Это особенная тема. В ближайшее время мы будем постепенно озвучивать другие памятники архитектуры, составляем список и готовим план мероприятий в их защиту. Мы сплотились, остановить нас вряд ли удастся, мы надеемся, что к нам подтянется гражданская общественность, и очень надеемся на реакцию федеральных властей.


Алексей Клименко, член Экспертно- консультативного совета при главном архитекторе Москвы:


Вчера на большом экспертном совете Александр Кузьмин отчитался относительно Генплана. На самом деле это был не отчет, а предложение сотрудничать в связи с подготовкой ПЗЗ (правил землепользования и застройки), - нового старого документа: его московские власти сделали не так, как положено по федеральному законодательству, а заранее, и заранее выставили на фальшивые публичные слушания. Так что он уже как бы прошел первый этап общественного обсуждения в управах. Вы все помните эту лживую процедуру "одобрения москвичами" этих двух документов. Александр Викторович говорил только о разделе, связанном с охраной памятников. И говорил о том, что главная его мечта – чтобы центр остался неприкосновенным. И что якобы для этого он и придумал это странное деление, которого также нет в федеральном законодательстве, на зоны стабилизации и зоны развития. В эту зону неприкасаемости попало 25% московской территории. Очень был такой мирный разговор. Были представители разных общественных организаций. Все замечательно, если бы не циферки, такие слабенькие черточки, детальки. Например, я задал вопрос о том, что Генплан предусматривает строительство в Москве 37 миллионов квадратных метров офисов. Как вы знаете, эти офисы бизнесмены предпочитают строить не где-нибудь на окраине, даже не в Сити, тоже в ЦАО, а прямо в центре. Например, "Роснефть" занимает бывший благотворительный дом купцов Бахрушиных аккурат напротив Ивана Великого, на углу Фалеевского переулка и Софийской набережной. Скажите, имеет ли компания "Роснефть", которую курирует господин Сечин, и там Богданчиков, у нее такой непонятный статус – она вроде бы частная, с другой стороны… В общем, какое отношение к центру и к столице России, на главной туристической зоне восприятия Кремля – имеет компания "Роснефть"? По-моему, никакого. Дом – замечательный памятник, который купцы построили за свои деньги для ветеранов и инвалидов войн, в конце XIX века, для того, чтобы они уже в калечном, убогом состоянии хотя бы слышать могли службы, колокола Ивана Великого. Понимаете, это памятник благотворительности! И здесь сидит Сечин и "Роснефть".


В начале Ордынки два гигантских корпуса, которые строились как якобы гостиница, занимает "Лукойл". Какое моральное право у него на Замоскворечье? А что на Кадашевской набережной? Бесконечные фирмы!


В Генплане ни слова не говорится о начале хотя бы процесса выноса этих офисов за пределы исторического центра. И вчера Александр Викторович в ответ мой вопрос относительно 37 миллионов кв. метров новых офисов сказал: "Вот мы решили, что офисов в центре больше строиться не будет". А где они будут строиться? На периферии? Офисы-то у нас строятся за частные деньги. Какой инвестор будет вкладывать свои деньги, чтобы строить чего-то там в Косино? Это же вранье!


Еще в Генплане 100 миллионов кв. метров жилья. Это в документе, который называется теперь Закон города и который должен неукоснительно исполняться. У нас в Москве плотность – как в Шанхае, где 100 человек на гектар территории. А в нормальном мире – 15. Как у нас с качеством жизни москвичей, с экологией? Этот документ, который все эти чиновники и Лужков называют уникальным, и Кузьмин, и Платнов: "Давайте подумаем вместе", - и вот тут холуи всякие вроде этого Подколодного знаменитого, который подстилка под Лужковым и под Церетели, так вот, он: "Генплан – это не обман и не утопия, это замечательный документ".


Посмотрите внимательно, сейчас это доступно, сейчас это купить можно за маленькие деньги, или в Интернете, вчитайтесь в то, что там написано, в цифры. Вот сейчас выставка гигантская на 2-й Брестской, 6, там развернут он во всей красе. Вдумайтесь во все, что там изображено, и поймете, что все это грандиозный обман. Документ, который не за москвичей, а против них, дающий возможность всем этим чиновникам и дальше грабить наш город ради своих карманов. Откуда у Лужкова миллиарды? Откуда у его жены миллиарды? Может быть, из воздуха откуда-то? Если их покопать, откуда все то, что они имеют? Это все за счет Москвы, нашего с вами города, столицы нашей несчастной страны! Вместо того, чтобы предлагать хоть что-то конструктивное, давайте офисы – это самая машиноемкая функция из всех возможных – они тут придумали, наши главные мудрецы-начальники, прямо напротив Кремля, на той же Софийской набережной, на острове, делать Мировой финансовый центр. Представляете, эти самые банкиры, они что, на самокатах будут ездить туда? Вы знаете, какая ситуация с проездом на Софийской набережной? Или что, будут проспекты делать? Это же глупость невероятная! Кстати, этой идеи нет в Генплане. Как быть? Поддерживать Генплан, хоть как-то сдерживающий вакханалию уничтожения такого великого города, или наоборот, возмущаться теми решениями, которые принимают эти наши высшие мудрецы вопреки Генплану? Это большая проблема. Поэтому я предложил даже не суды. Мы знаем, чего стоят наши суды. У нас нет ни одного приличного суда и никаких правоохранительных органов. Есть стаи бандитов в погонах. Надо сделать так, чтобы представители каждого района нашего пришли на общую встречу и сказали: вот, мы изучили, как Генплан и ПЗЗ, такой пристальный документ, где уже есть домики, микрорайоны и так далее, как эти два документа отвечают на пожелания людей, которые мучаются на нашей территории? Если бы нам удалось собрать суждения москвичей не фальшивые, как это было во всяких там управах, эти наши так называемые депутаты, которые все обслуживают эту воровскую власть. Если бы жители сказали: по нашей территории, вот как в Дорогомилово, полная катастрофа, вот в Хамовниках, ну, и так далее. Вот тогда изменилась бы ситуация. Тогда бы мы услышали голос москвичей, и на эту общую встречу – вот Сергей Удальцов поправится, устроим ее – мы пригласим социологов обязательно, статистиков, и тогда вот этот документ, который возникнет в результате нашей общей встречи, будет иметь честный и объективный характер.


Марина Ожиганова, Движение в защиту Пушкинской площади:


Мы боремся более 5 лет. Много лет назад – такой есть архитектор, по-моему он из Туркмении был, он там построил какую-то немыслимую библиотеку, потом приехал в Москву, построил здание напротив Бутырской тюрьмы, с башенками, рюшечками, балкончиками. И после этого озаботился судьбой Пушкинской площади. Сделал проект типа Манежа, тоже с этими архитектурными изысками, и этот проект приняли за основу. Создали ТДЦ "Тверское" при помощи мэра и правительства Москвы. В это ТДЦ входит турецкая компания, которую представляют армяне, чеченцы, азербайджанцы. Они под руководством господина Весаева в самом начале заявили жителям, которые им сказали, что на месте бывшего Страстного монастыря захоронены останки, они заявили: "Если вам нужны эти кости, мы все их выкопаем и раздадим всем желающим в целлофановых пакетах". С этого началось наше знакомство с ТДЦ "Тверское". Оно было создано при прямом содействии Лужкова, оно имеет 70% акций этого проекта, а Москва - 30%. Много лет назад продали в еще не существующем торговом центре места разным организациям, включая торговую марку "Дикая орхидея". Этот торговый центр хотят строить в Новопушкинском сквере, около 3 гектаров земли, на глубину 8-этажного дома сделать котлован. Будет задействовано 5 тысяч гастарбайтеров. В зону воздействия повышенного риска попадает 18 домов, их фундаменты не проверены. На этой глубине хотят строить, конечно же, обязательно катки и сувенирные лавки, сопутствующие товары, очередные китайско-турецкие шмотки. И как приложение - обязательно подземные тоннели. Они никому не нужны. Идея тоннелей была придумана для того, чтобы как-то подтвердить, что нам необходим очередной торгово-развлекательный центр на Пушкинской площади, на месте старинного Страстного монастыря. Там находятся фундаменты, там стена Белого города – ничего не проверено. Конечно, Москомнаследия дало ордер разрешительный, который продлевало несколько раз, до 30 июня этого года. Значит, с 1 июля этот ордер уже не существует. Нам никто не отвечает, что будет. Практически с 1 июля Пушкинская площадь находится в зоне 22 июня – наступающей войны.


Хотят сделать парковки, которые пустуют по всей Москве из-за немыслимых цен. Внизу – автозаправочные станции. Вы представляете, что если наши силовики не смогли предотвратить в метро и еще где-то, здесь будет достаточно одной спички, чтобы взлетели все вместе.


На наши запросы нам не отвечают или отвечают отписками. Сейчас при помощи представителей партии ЛДПР и СР мы подали много жалоб. Мы получили письмо из Генпрокуратуры, чтобы все 50 тысяч подписантов были поставлены в известность о том, что наш вопрос рассматривается в Генпрокуратуре. Мы категорически против автозаправок и парковок внизу. Мы хотим, чтобы никаких котлованов в историческом центре Москвы не рылось, чтобы ТДЦ "Тверское" прекратило свое существование. Сначала этот проект рассматривал Моспроект-2 под руководством господина Посохина, и в 2004 году он отказался вообще от идеи строить этот центр. И тогда за это взялся Ткаченко. Посохин, по сути, решил, что это просто неприлично в центре Москвы.


Сейчас господин Кузьмин говорит, что абсолютно нашей молодежи необходимо кататься там на коньках. Но вы понимаете, что та молодежь, которая приходит в центр Москвы и пьет пиво на лавочках, вряд ли она наскребет себе деньги на ежедневные походы в подземные катки.


Есть три других альтернативных плана. Первое – вообще оставить в покое исторический центр. Второе – если это так необходимо, мы предлагаем восстанавливать Страстной монастырь и старинные постройки вокруг него. И третий – если правительство Москвы так бьется, чтобы сделать эту сумасшедшую Ленинградку, которая вообще ничем не закончится, потому что все равно упрется в светофоры у Центрального телеграфа, значит, сделать тогда подземный тоннель прямо под Тверской улицей. Не перпендикулярно, а под. Тогда не надо будет строить никакие центры торгово-развлекательные, палатки, которых и так больше, чем необходимо. И тогда это будет стоить не 400 миллионов, как говорит господин Лужков, а 10.


Сейчас он сказал, что не ведет свою страницу в Интернете, потому что и так раздет до плавок. Но с нашей точки зрения, он раздет не до плавок, а до семейных трусов. Их подряд с Батуриной не имеет аналогов в мире. Никто не может сказать, почему сейчас 500 миллионов должны вкладываться, чтобы проложить маленькую дорогу к торговым зданиям, которые строит Батурина на Мосфильмовской улице.


Руководит почему-то археологическими раскопками, которые уже год находятся в замороженном состоянии, господин Векслер, который когда-то был главным археологом Москвы, а сейчас он на пенсии. И почему ему сейчас Москомнаследия дает разрешительные бумаги на раскопки, совершенно непонятно. Кроме того, все время подстраховывают АТИ, которые дают ордер на раскопки, хотя этот "открытый лист" должна давать Российская академия наук и никто другой. Таких разрешительных бумаг нет – и все равно Пушкинская площадь перекрыта.


Несколько лет назад мы подняли шумиху из-за того, что вокруг памятника Пушкину были сворованы цепи, настоящие медные цепи, которые заменили новоделом. Сейчас выкорчеваны многие деревья с левой стороны от памятника, там практически лысое место. На наши запросы от нашей организации глава управы говорит: "Вы же понимаете, я ни за что не отвечаю, ничего не знаю, ничего не могу". Я не могу понять, для чего нам такая управа, которая ни за что не может ответить. Для чего нам такое же АТИ и наши муниципальные депутаты, которые говорят мне: "Ну, вы же понимаете, что от нас ничего не зависит".


Мы Пушкинскую площадь не дадим разграбить и уничтожить, как пытались сделать это с Кадашами. Патриаршие пруды, хоть и с нарушениями, отстояли. Люди стояли цепью и не давали подойти к Патриаршим прудам. Я думаю, что на Пушкинской площади будет то же самое.


Зоя Харитонова, заслуженный архитектор России, член Экспертного совета при главном архитекторе Москвы: (напросилась выступить сама):


Вы выступили и забрали мою роль… Уже 4 года как мы занимаемся проблемой Пушкинской площади. Благодаря Экспертному совету этот проект заторможен. Последний наш протокол недавний – о том, что надо приостановить этот проект. Каким образом? Это доказательство, что нам необходимо там бессветофорное движение, очень легко опровергается. Могу вам показать схему движения в центре города, картограмма потоков транспорта. То, что собираются большую Ленинградку довести до Кремлевского кольца, которое, как удавка уже – больше 8 тысяч машин в час – окружает Кремль, и только Тверская поставляет сюда машины, а с другой стороны, сюда поставляет Большой Каменный мост. И эта диагональ, которую нужно наконец закрыть, она таким образом еще более увеличивается. Интересно, что потоки по Тверской делятся на транзитные и местные. Там несметное количество магазинов, ресторанов, гостиниц, и многие машины причаливают справа и слева, и транзитный поток можно выделить. Для него достаточно выстроить этот узкий тоннель вдоль оси Тверской улицы в две полосы – в одну и другую сторону, и остаются две полосы и для местного подъезда транспортного.


Но самое невероятное, что после Пушкинской площади, через 680 метров начинается светофор, который невозможно ликвидировать, выезд у Телеграфа с Газетного переулка, там еще и 2 разворота, нижний и верхний потоки разворачиваются, поэтому там собирается невероятное количество машин, и через 300 метров еще один светофор – уже на выезде на кольцо Охотного ряда. Поэтому весь этот транспортный поток будет сваливаться туда вниз по Тверской и застаиватьсяочень сильно. Чтобы его пропускать, этот сбежавший поток, необходимо менять режим светофоров, а это затрагивает интересы уже Большого Каменного моста, Кремлевского кольца, Садового кольца.


Внутри Садового кольца, этой уравновешенной на сегодня, хоть и тяжело двигающейся системы, достаточно снять один светофор для того, чтобы эта структура начала работать еще хуже. Необходимо запретить увеличение транспортного потока по Тверской. Это главная улица города Москвы, она входит в список лучших главных торговых улиц мира, еще 2-3 года назад занимала 3-е место по значимости, а сейчас скатилась на 22 место, потому что атмосфера на улице стала уже нетерпимой для пешеходов. Их проект Пушкинской площади опускает всех под землю, и по поверхности Пушкинской никто ходить уже не должен. Это перегруженность транспортными стоянками. В результате по всем параметрам, по которым определяется лучшая улица города, наша Тверская проигрывает, резко упала арендная стоимость ее квадратного метра, и, в общем, она перестала приносить городу доход. Интересно сравнить бы стоимость утрат, стоимость затрат, которые там предполагается, 400 миллионов. Но никто этого анализа не проделал. Выясняется, что Пушкинская площадь – это Панама, непонятно в чью пользу, и этому проекту уже 15 лет, и он никак не рождается, потому что фирма, которая занимается его пробиванием, наверно не так сильна и не так богата, чтобы это сделать. Значит, она просто недостойна что-либо делать внутри нашего города.


По Генплану я задала вопрос на вчерашнем заседании, что будет с парламентским центром, почему вместо снесенной гостиницы "Россия" снова возобновляется чья-то гостиница. Чьи это коммерческие интересы? Это до сих пор понять невозможно, хотя предложение наше давно звучит о том, что это идеальное место для размещения там парламентского центра, большого демократического форума московского, да и вообще российского. Там могла бы развиваться и библиотека Госдумы, и Общественная палата могла бы там иметь просторные помещения. Близится время, когда люди должны будут общаться, собираться и иметь открытую информацию. Сегодняшнее размещение нашей Думы, Федсобрания, Общественной палаты где-то там вдали – это все не отражает сути нового политического устройства нашего государства. Тем не менее Москва упорно торгует этим замечательным местом около Кремля. В свое время мы делали предложение о размещении парламентского центра в Воспитательном доме, и эта идея сохраняется, но странно отдавать лучшее место под неизвестно чьи доходы.


Артем Хромов:


Сейчас нам удалось кое-чего добиться. Существует уже определенная бумага на руках о том, что одна компания-инвестор готова выкупить дом дьякона и передать его в пользование прихода. То есть это уже позитив. По тем зданиям, которые могут пойти под снос, мы стараемся это особо не афишировать, потому что идут переговоры с нашей стороны даже с некоторыми инвесторами. Мы с ними не друзья и не знакомые, но, учитывая произошедшее в Кадашах, конечно же, они стараются как-то превентивно узнать ситуацию, забрасывают удочки, это логично. И мы знаем, что снос этих зданий мог уже произойти, но именно ситуация в Кадашах остановила действия застройщиков. В тот момент, когда мы защищали Кадаши, уже пошел под снос ряд памятников, и это продолжается ежедневно, просто многие не знают этих памятников, и общественность, к сожалению, не встает на их защиту. Наша задача в том, чтобы сегодня общественность увидела, что она может добиться конкретных позитивных результатов и отстоять хотя бы закон, который находится на нашей стороне. Кадаши – это прецедент. Если бы сегодня разрушили Кадаши на незаконном основании, до завтра, руководствуясь Генпланом, разрушат все остальные памятники архитектуры. Поэтому важно, чтобы как можно больше коалиций, парламентских и непарламентских, консолидировались, хотя бы на защите памятников архитектуры Москвы. Мы сейчас ведем в этом направлении переговоры.


Роман Ткачук:


На ситуации в Кадашах люди поверили, что можно бороться. Количество инициативных групп, обращающихся к нам, формирующихся для защиты своих интересов, увеличилось просто в разы. Мы действительно создали прецедент, когда, пусть не до конца, пока все-таки ситуация в Кадашах не завершена, на самом деле, надо сказать честно, это не самый важный вопрос города. Конечно, вопрос защиты купеческого колбасного цеха есть гораздо более важный вопрос города. Но то, что им удалось отстоять, удалось собраться активистам и не допустить сноса этого здания – это коренным образом меняет отношение жителей к возможности защиты города.



 


Источник: http://portal-credo.ru/site/?act=news&id=78628&topic=271



 

 

 


Warning: file_get_contents(data/1-297.bans) [function.file-get-contents]: failed to open stream: No such file or directory in /pub/home/russist7/htdocs/newss/gbook/engine/guest.php on line 46
страницы:

Оставьте свой комментарий.


Введите ваше имя.
Введите ваш e-mail.
Введите текст комментария.

Введите цифры изображенные на картинке в поле: