МГО ВООПИиК

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПОМЕСТНОМУ СОБОРУ

Московское городское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры

Нижеследующее Открытое письмо Поместному Собору Русской
Православной Церкви официальным путем отсылается по адресу и размещается
в интернете для обсуждения всей полнотой Церкви Христовой.


Преосвященные владыки, всечестные отцы, уважаемые братия и сестры, участники Поместного Собора Русской Православной Церкви,
несмотря на то, что так долго церковным народом жданный Поместный Собор
проводится только по случаю кончины Патриарха Алексия 11 и выборов нового Патриарха,
а другие вопросы на его повестку не выносятся, свои прямые и непосредственные
функции, как высший орган Церковной власти, он и в случае своего
экстренного созыва должен выполнять. В их же число, кроме всего прочего, входит
разсмотрение и разрешение вынесенных на обсуждение всей полнотой Христовой
Церкви вопросов, недоумений и чаяний догматического и канонического характера.


При всех возникавших в Церкви затруднительных вопросах, начиная со времен
Апостольских, Церковь для разрешения их постоянно составляла Соборы: на соборах
разсматривались недоумения и поверялось состояние Церкви. По настоящему,
затруднительному положению Русской Православной Церкви созвание Собора
сделалось решительной необходимостью.


С последних годов XVII-ro столетия Западным Ветром нанесено много грязной
пыли в недра Церкви и в недро Государства ко вреду для веры, нравственности и народности.

Неведение православной веры, взгляды на нее и на Церковь из идей, доставленных
развратом, протестантизмом и атеизмом, были причиною, что вкрались
и насильно внесены в Православную Церковь посторонние, чуждые и враждебные>
духу Церкви постановления, противные правилам и учению Православной Церкви.


Главнейшие предметы занятий Собора должны быть нижеследующие:


1) Разсмотрение постановлений, которыми руководствуется ныне Русская Православная
Церковь, за чем должно последовать уничтожение постановлений, не согласных
с постановлениями Православной Восточной Церкви.


2) Уничтожение касты, так называемого духовного звания, как неправильности,
которая вкралась сама собою, в противность правилам Св. Апостолов (Правило 76-е).
Возстановить древнейший обычай Церкви: Епархия да избирает себе архиерея, а
приход иерея, дьякона и причетника, свидетельствуя об их благочестии ...


На этом пункте можно пока и остановиться,а интересующихсяпродолжением
отошлем к первоисточнику,так как весь приведенныйвыше отрывок после первого
абзаца этого письма взят из заметки святителя Игнатия Брянчанинова«О необходимости
Собора по нынешнемусостоянию РоссийскойПравославнойЦеркви» в его
записках 1862 - 1866 гг. с единственным изменением дореволюционного названия
нашей Церкви - Российская на современное - Русская. А кавычки в цитировании
святителя не употреблены сознательно, чтобы подчеркнуть то, что его опасения за
состояние Церкви полуторавековой давности не только не потеряли свою значимость,
но стали еще более актуальными и потому так гармонично вписались в текст
этого письма.



Эти грозные предостережения святителя Игнатия, не случайно названного учителем
Церкви последних времен, а также осознание того, что церковные нестроения
за прошедшие с тех пор полтора века подошли к своей критической точке, не оставляют
сомнения выполнить свой монашеский долг и выразить хоть и в экстренном
порядке, и с каноническими нарушениями, но наконец-то созванному Поместному
Собору следующее требование - возстановить попранный принцип соборности
нашей Церкви. Оно вызревало в церковном народе долгие годы и отражает чаяние
всех болеющих за судьбу Церкви ее членов.


Собственно, это письмо и есть выражение соборного духа. Ведь отмахнуться от
такого неожиданного для церковных генералов требования как эксцентричной выходки
одиозного монаха невозможно. Эти настроения преобладают в церковной среде
и только ждали своего выражения. Соответствует ли это действительности и покажет
обсуждение этой проблемы в духе соборности, то есть всей полнотой
Церкви.


В соборном духе составлялось и само это письмо, так как этот дух вообще
присущ афонскому монашеству, и все сделанные здесь выводы и формулировки
являются результатом многих монашеских бесед и разсуждений. Мне же осталось
только эти основанные на Православном Вероучении взгляды изложить и представить
на обсуждение всей полноты Церкви Христовой.


И вполне естественно, что выражается это требование Собору именно со Святой
Горы. Здесь основы Церковной соборности пока еще сохраняются, и русскому
человеку становится понятней , чего лишились мы, эти основы порушив, И какая
опасность нашу Церковь ожидает, если их в ближайшее время не возстановим.
К столь же категоричной форме приходится прибегать по той причине, что
требование это догматического характера, касается чистоты исповедания Православия
и, как следствие, дела нашего спасения, а потому дальнейших отлагательств
в своем разрешении не терпит.


Соборность является одним из четырех определений, свойств Православной
Церкви, изложенных Святыми Отцами в Символе Православной Веры, ее
отличительной чертой, то есть - одним из догматов Православия. Это означает,
что при утрате Церковью своего третьего свойства, - мы веруем во Едину, Святую,
Соборную и Апостольскую Церковь, - искажается Православный догмат, соответственно,
она перестает быть Православной и становится еретическим сборищем, а
ее члены лишаются Жизни Вечной. Этому яркий пример - Церковь Римская, соблазненная
возомнившим себя наместником Бога на земле безумцем и за чечевичную
похлебку покупаемого права на грех отдавшая ему все свои права первенства
среди Православных Церквей. И как бы неожиданно и дико для многих это не прозвучало,
в такое же еретическое сборище превратимся и мы, если в ближайшее
время соборный принцип устроения Церкви не возстановим.


Еще о. Павел Флоренский, хоть и безусловным церковным авторитетом не являющийся,
предостерегал, что возстановление Патриаршества в России при определенных
обстоятельствах может привести к восточному папизму. И его опасения,

похоже, сбываются. Нынешнюю ситуацию в Русской Православной Церкви уже
можно назвать хоть и не в чистом виде, но своеобразным мультипапизмом, только
пока еще без филиокве.


В нашей Церкви произошла тихая узурпация власти, эдакая «бархатная» революция.
Роль «коллективного папы» взял на себя Архиерейский собор, подменив
собою высший орган Церковной власти - Собор Поместный.


Не находя противодействия духа соборного, папистский авторитарный дух проник
уже во все сферы нашей церковной жизни, на все ее уровни. В этом папистов
мы даже перещеголяли, имея своего папу в каждой епархии. Как правило, сегодняшний
владыка (деспотис - греч.), с одной стороны, предстает перед народом в образе
недосягаемого небожителя, с другой, - больше соответствует понятию слова деспот,
сложившемуся в русском языке, как тиран, самодур, так как в своих епархиях, имея
не ограниченную епархиальным собором власть, милуют они и карают, действительно,
как папа в церкви Римской. Особенно достается священству, которое находится
от своих владык прямо-таки в рабской зависимости... В свою очередь, и нещадно
страдающие от епископского произвола священники наши у себя на приходах
отыгрываясь на мiрянах, культивируют специфическую русскую разновидность
папизма - попизм, при котором поп становится на своем приходе таким же деспотичным
«микропапой» ... И более того, этот категоричный, не терпящий возражения
папистский дух царит и среди ревностных прихожан...


Оттого и развелось сейчас в Церкви так много «наемников» (Иоан.lО:12) и
«волков в одеждах овчих» (Матф.7:15), что, в отличие от времен, когда Церковь
имела каноническое устройство, пастырей себе народ не выбирает и соборного
влияния на них не имеет. А потому в последние годы очень многие не удержались
от соблазна обладать духовной властью над людьми и внесоборно, только по
епископскому произволу, получили священство, имея на то канонические препятствия.
Увы, в наше время епископа или священника, полностью отвечающего
каноническим требованиям, найти очень трудно.


Такие уродливые внутрицерковные взаимоотношения, не оставляющие места
заповеданной Христом своим истинным ученикам любви (Иоан.13:35), сложились
именно в результате уничтожения соборных начал Церкви. Ведь это отнимает у
церковного народа безценный Христов дар - духовную свободу, облагораживающую
человека и дающую начало всем добродетелям. Напротив, вынужденное
подчинение порождает рабскую психологию и все ей сопутствующие человеческие
страсти.


Основное несоответствие нашей внутрицерковной жизни соборному духу,
которое в последнее время явно проявилось. заключается в том, что церковный
народ, за исключением богослужений, от участия в ней совершенно отстранен.
Причина этому - отсутствие, в силу известных обстоятельств, малейшего представления
о канонических принципах устроения Церкви у большинства ее членов.


Это послужило искушением для иерархии, которая, пользуясь духовным невежеством
народа, возхитила его канонические права, нарушив принцип соборности,
незаконно взяла всю полноту Церковной власти на себя и все больше и больше отдаляется от него, превращаясь в некую касту, закрытый орден. Происходящее в нем
скрыто от непосвященных тайной за семью печатями, и членство приобретается не
волеизъявлением народа и каноническим соответствием рукоположенного своему
сану, а корпоративной клятвой и участием в круговой поруке. Присуща этому ордену
и двойная мораль - одна «правда» для его членов, считающих себя способными
к «твердой пище» (Евр.5:14), другая для всех остальных.
А ведь там, где закрытость и тайна, царит властелин тьмы ...


Закрытое мистическое общество, со степенями посвящения, на которых дается


тайное для профанов знание, возможности и мораль - все это с точностью напоминает
зародились не на пустом месте. Опять тот же печальный и предостерегающий
пример: значительная часть масонских орденов, в свое время, учреждались внутри
Римской церкви.


При такой закрытости и неподконтрольности от церковного общества нашей
иерархии для проникновения в нее масонства сложились самые благоприятные
условия, а участие иерархов в экуменическом движении дает повод в масонстве их
заподозрить. Ведь если экуменизм является одной из глобальных целей масонства,
и само по себе экуменическое движение масонством инспирировано, естественно,
и все участвующие в нем являются, по меньшей мере, профанмасонами, то
есть выполняющими масонские задачи, не зная их конечных целей ...


Подтверждает эти опасения и то, что иерархия наша, чадам своим декларирующая
противоречащий не только человеческой логике, но и православным взглядам
на устроение общества принцип «Церковь - вне политики», сама превратилась в
один из ее инструментов, задача которого от имени Церкви создать видимость легитимности
антинародному питерскому правительству. Ставшая элементом существующей
политической системы Московская патриархия - имеется в виду иерархия и
ее бюрократический аппарат - принуждает Церковь подчиниться диктату безбожного
государства, а потому разделяет ответственность за его преступления перед
русским народом, находящимся ныне на грани полного вырождения.


Налицо сложилась самая настоящая лжесимфония властей, когда вместо того,
чтобы благословлять на жертвенное служение народу аристократию, авторитетом
Церкви покрываются темные дела плутократии и «благословляется» ее антинародная
политика. А потому, естественно, что выборы Патриарха Всея Руси превратились
во внутрипартийное мероприятие «Единой России» и кандидатуру
Патриарха окончательно утвердят в Кремле. И отвергать этот очевидный факт
безперспективно...


Нарушение соборных принципов устройства Церкви является причиной всех,
по сути, церковных проблем, конфликтов и нестроений, основой ересей и началом
расколов. Посему, осознавая опасность, угрожающую нашей Церкви в отсутствии
соборного духа и разума, призываем участников настоящего Собора внять увещеваниям
святителя Игнатия полуторавековой давности и принять решение в ближайшее
время провести Поместный Собор Русской Православной Церкви, созванный в
полном соответствии с постановлениями Православной Восточной Церкви, на

котором все насущные церковные проблемы будут в свете соборности разсмотрены.


А так как призыв этот выражается в форме требования, напомним еще раз, что
соборность является догматическим свойством Церкви, и поэтому противление
соборности Церкви, как догматическому принципу ее устроения, является
ересью. По исторической аналогии ее можно назвать ересью собороборчества, а
подобно зломыслящих еретиков - собороборнами. Наконец, лжесобор, искажающий
этот догматический принцип и его саботирующий, соответственно, останется в
Истории, как разбойничий, собороборческий.


И, увы, существуют все предпосылки к тому, что именно это и случится. Но
ведь тогда Собороборцем, автоматически становится и незаконно поставленный
собороборческим лжесобором на Московский Первосвятительский Престол лжепатриарх!
Тогда тщетна вся эта спешка и суета с его выборами.
Замолчать это требование не удастся. С этим письмом через интернет ознакомится
вся полнота Церкви и к требованию этому, как отражающему его чаяние,
присоединится церковное большинство. Игнорируя же его, тем самым настоящий
Собор себя церковному народу противопоставит. А это рано или поздно приведет к
расколу.


Поэтому предостерегаем всех участников Собора, что, даже занимая пассивную
позицию в этом вопросе, вы становитесь причиною Церковного разделения, а грех
этот, как учат Святые Отцы, не смывается даже кровью. Особенно это касается
епископов.


Монах Афанасий
и чающие Поместного Собора Русской Православной Церкви ее чада.

Карулиа,
Агион Орос.


1(14) - 12(25) января 2009 года.


Мученицы Татианы и с ней в Риме пострадавших.

Р .S.Просьба при размещении в интернете письмо не корректировать.


 

 

 


Warning: file_get_contents(data/1-258.bans) [function.file-get-contents]: failed to open stream: No such file or directory in /pub/home/russist7/htdocs/newss/gbook/engine/guest.php on line 46
страницы:
17.02.09 Родион lenta-ya@yandex.ru
Церковные Соборы - это совершенно уникальное явление в нашем мире. Ему нет аналога в светской жизни. Ни Государственная Дума, ни Федеральное Собрание, ни кабинет министров, ни тем более партийный съезд не могут быть уподоблены церковному Собору (\"Синоду\" по-гречески): здесь действуют совершенно иные принципы.

--------------------------------------------------------------------------------

[color=red][size=18]К данной статье прикреплены еще несколько статей о Соборах: [/size][/color]


[url=http://www.raskol.net/node/412]В преддверии Поместного Собора 2009 года. Юрий Максимов.[/url]

[url=http://www.raskol.net/node/407]К вопросу о созыве Поместного собора Русской Православной Церкви[/url]

[url=http://www.raskol.net/node/419]Нужен ли нам Поместный Собор?[/url]

[url=http://www.raskol.net/node/423]Парламентская монархия. Кто и как управляет Церковью? - интервью о. Саввы (Тутунова)[/url]

[url=http://www.raskol.net/node/417]Практика созыва Поместных и Архиерейских Соборов в современных славянских Православных Автокефальных Церквах[/url]

[url=http://www.raskol.net/node/421]Соборы с участием мирян - исключение, а не правило в жизни Церкви, отмечает богослов.[/url]

[url=http://www.raskol.net/node/408]Комментарии к статье \"К вопросу о созыве Поместного собора Русской Православной Церкви\" с сайта \"Богослов.Ру\"[/url]

--------------------------------------------------------------------------------

Церковные Соборы - это совершенно уникальное явление в нашем мире. Ему нет аналога в светской жизни. Ни Государственная Дума, ни Федеральное Собрание, ни кабинет министров, ни тем более партийный съезд не могут быть уподоблены церковному Собору (\"Синоду\" по-гречески): здесь действуют совершенно иные принципы.

За двухтысячелетнюю историю Церкви в ней состоялось семь Вселенских Соборов, где были сформулированыосновополагающие догматы, каноны, приняты важнейшие решения по вопросу церковного устройства. В каждой из братских Православных Церквей (Константинопольской, Александрийской, Иерусалимской, Русской и т.д.) созываются Поместные Соборы. Соборы - и Вселенские и Поместные, это надо особо подчеркнуть, всегда были исключительно соборами епископов. \"Собор Поместный есть собор епископов какой-либо области\" - гласит Книга Правил, определяющая в том числе каноническое устройство Церкви. До ХХ века никому из церковных людей даже в голову не приходило, что членом Поместного Собора мог стать простой священник или мирянин. Хотя Собор мог призвать священника, монаха, мирянина в качестве ответчика, консультанта или лица, авторитетное мнение которого было важно при решении того или иного вопроса, но права голоса эти консультанты не имели. Исключение составляли представители тех архиереев, которые сами не имели возможности прибыть на Собор. Даже византийские императоры, которые созывали Вселенские соборы и председательствовали на них, как миряне не имели права голоса и, хотя скрепляли соборные решения своей подписью, но лишь для того, чтобы придать церковным законам силу законов государственных.

В начале ХХ века в разгар безоглядной либерализации всего строя русской жизни и в церковной среде явился великий соблазн парламентаризма. И этот соблазн не был преодолен. Поместный Собор Русской Церкви 1917-18 гг. в значительной степени стал попыткой заменить каноническую структуру Собора на парламентские формы. Впервые в истории Церкви на Соборе в качестве полноправных членов присутствовали избранные в своих епархиях священники и миряне, которых было в семь раз больше, чем архиереев.

Очень многим тогда казалось, что священный авторитет соборного решения епископов как преемников апостольской власти в Церкви - это нечто устаревшее, мифологизированное. Намного более прогрессивно казалось возглашать: \"наше собрание большинством голосов решило\", чем \"изволися Духу Святому и нам\" (именно последняя формулировка, означающая \"угодно Духу Святому и нам\" и взятая из \"Деяний апостолов\", венчает все соборные постановления).

Все это могло зайти слишком далеко. Каждый интересующийся данным вопросом может найти множество материалов о том, в каком нецерковном духе проходило Предсоборное Присутствие, как в епархиях собрания священников, дьяконов и псаломщиков увольняли достойнейших епископов, как профессора Санкт-Петербургской духовной академии готовили настоящую революцию в Церкви. Именно тогда набирало силу обновленческое движение, разрушительная мощь которого проявилась позднее, при большевиках.

Даже либеральные церковные историки отмечают радикализм и непримиримость многих требований участников дискуссии. Собор начал дробиться на партии и фракции, которые то противились восстановлению патриаршества, то предлагали полную выборность епископата, или ратовали за введение епископата женатого и даже требовали полного упразднения монашества. ( Заметим в скобках, что Император Николай II, созвавший в свое время Предсоборное Присутствие, был настолько удручен подобной картиной, что принял решение отложить Собор до лучших времен, что часто ставят в упрек последнему российскому царю).

Облик самого Собора 1917-18 гг., как вспоминает один из его участников, митрополит Евлогий (Георгиевский), \"по пестроте состава, непримиримости, враждебности течений и настроений, поначалу тревожил, печалил, даже казался жутким\". Епископ Алексий (Симанский), впоследствии Всероссийский Патриарх, в одном из своих писем рассказывает: \"Мой отец писал мне, что был как-то на пленарном заседании Собора; впечатления - как от парламента, а не Собора в церковном смысле\".

Обстановку усложняло то, что все газеты и журналы, сочувствующие Церкви, были закрыты, зато был создан \"Церковно-общественный вестник \", оказавшийся в руках апологета обновленчества и рупора большевиков, члена Собора проф. Б. Титлинова. Последний своим поведением на Соборе даже вынудил митрополита Тихона, будущего Патриарха, сделать такое замечание: \"Выступающие забывают, что у нас не митинг, не товарищеское собрание, а Священный Собор Православной Церкви…\"

Если Государственная Дума стала катализатором развала императорской России, то с началом работы Собора многие священники, архиереи и миряне с ужасом почувствовали, что их Собор, который был созван с самыми благими намерениями, и, казалось бы, с необходимыми, соответствующими духу времени нововведениями, может стать катализатором разрушения самой Русской Церкви. Открывая одно из первых заседаний, митрополит Киевский Владимир говорил о том, что разномыслие, которое теперь \"возведено в руководящий принцип жизни\", вызывает у него опасение за успех деяний Собора.

Революционный дух, обновленческие идеи, которыми позже, в советское время пытались разрушить Церковь, пронизывали, к сожалению, многие доклады, прозвучавшие на Соборе.

Об уровне некоторых дискуссий можно судить по примеру даже самых \"невинных\" нововведениях и реформ. Композитор А.Т. Гречанинов горячо ратовал за введение инструментальной музыки в православное богослужение, и предлагал установить в каждом храме орган \"для придания церковной службе большей музыкальной красоты, возвышенности и силы воздействия на молитвенное настроение молящихся\". В качестве аргумента он заявил, что предпочитает молиться в католическом костеле, поскольку только там находит ту религиозно-музыкальную атмосферу, которая позволяет наслаждаться художественностью исполнения религиозной музыки.

Относительно органа ему правда возражал другой композитор А.Д. Кастальский, но тоже весьма своеобразно: \"Введение органа в сельские церкви будет недоступно ни по цене этого инструмента, ни в силу отсутствия опытных исполнителей. Для подготовки хороших органистов потребуются специальные школы и очень продолжительное время. При наших условиях можно ограничиться недорогой фисгармонией, которую следует поставить на клиросе\". То есть предполагалось, что с фисгармонией наши деревенские церковные сторожа и старушки-псаломщицы справятся без труда.

Необходимо оговориться: нет никаких сомнений, что Поместный Собор 1917-1918 годов не смотря ни на что, явился главным событием церковной жизни России ХХ века. Произошло главное, что дает все основания говорить, что этот Собор выполнил свою духовную и историческую миссию. На нем было восстановлено патриаршество. Переоценить значение этого деяния невозможно. Но решительный поворот в настроении Собора, отрезвление от революционного угара произошел лишь после того, как осенью 1917 года пушки \"новой власти, принесшей свободу Церкви\" стали рушить кремлевские святыни, после того, как пали от рук палачей первые новомученики.

Чтобы сейчас избежать явных для нас сегодня нестроений, сопутствовавших проведению Собора 1917-1918 гг. необходимо в первую очередь исключить парламентаризм как фактор церковной жизни. Иметь право голоса и принимать все решения на Соборе должны как и прежде только епископы. На это они поставлены Богом и Церковью. Как бы ни ругала русских архиереев нынешняя пресса, и злая людская молва, сколько бы ни говорили, что многие из них не способны иметь собственного мнения, православное сознание не воспринимает эту клевету и осознает каждого епископа преемником апостольской власти.

Конечно же, в современной церковной жизни есть не мало вопросов, требующих незамедлительного решения, глубокого изучения и свободной дискуссии. И, конечно же, необходимо, чтобы в обсуждении этих вопросов приняла участие вся Церковь: архиереи, священники ,миряне. Такое обсуждение реально происходит и сегодня, но происходит оно стихийно, порой в совершенно чуждом церковной соборности духе.

Догматы, церковное устройство, ереси, расколы - вопросы. которые впоследствии обсуждались на Вселенских и Поместных соборах, как мы знаем из истории, всегда были предметами размышлений и споров в монастырях, в городских храмах, на площадях православных городов, в посланиях духоносных отцов. Это и была истинная соборность и участие мирян, духовенства и монашества в жизни Церкви. Позже, на самом Соборе могли находиться мудрые авторитетные миряне, великие монахи-подвижники. Их мнение могли спросить, их слово могло даже стать решающим в судьбе Собора, но принимали решение все же те, кто от Бога поставлен управлять Церковью Христовой - архиереи.

И сегодня, представляется, что нет тех вопросов, которые не могли быть обсуждены на уровне приходов, благочиний, епархий, в церковных журналах и газетах. Если это произойдет, то после необходимого периода общецерковного обсуждения у каждого епископа, в каждой епархии появятся предложения, проекты, касающиеся тех или иных вопросов церковной жизни. И тогда уже епископы, зная мнение своей паствы, будут принимать решения на Соборе.

Можно смело прогнозировать, что если Поместный Собор будет проведен в форме Собора 1917 года, то он, мало того, что превратится в церковный многофракционный парламент, но и затянется до бесконечности. Одни будут требовать его закрытия, другие, наоборот, продолжения. Такая обстановка, разумеется, нисколько не способствует принятию важных и конструктивных решений. Кстати, по Уставу Собора 1917 года относительно этого вопроса были продуманы соответствующие \"меры безопасности\": архиереи могли прервать его работу при соответственном решении 2/3 епископата, не учитывая мнения остальных членов Собора. Но это опять все та же победа большинства над меньшинством. Были и другие \"меры безопасности\". После принятия какого-либо решения большинством голосов на пленарном заседании, каждый вопрос утверждался на Совещании Епископов. Хотя в таком случае становилось вообще непонятным, зачем на Соборе нужны священники и миряне, если они все равно не имеют возможности утверждать его решения.

Парламентаризм уже давно и активно проникает в церковное сознание. С большой долей уверенности можно сказать, что Поместный Собор, созванный в наше время, в той обновленной форме, которая была задана в 1917 году, будет выглядеть ненамного лучше теперешних заседаний Государственной Думы. Не следует забывать о средствах массовой информации, \"четвертой власти\", которая все настойчивее стремится быть верховным арбитром в церковных делах, причем почти всегда с антихристианских позиций. Совершенно очевидно, что СМИ постараются оказать самое мощное влияние на ход Собора. Однако этим силам будет значительно сложнее повлиять на работу Собора, если его членами будут лишь архиереи, а не выборные священники и миряне. К тому же приходится учесть, что уровень церковной и просто общей культуры, к сожалению, очень значительно снизился по сравнению с тем, что было сто лет назад. Тем строже сейчас необходимо следовать святоотеческим традициям.

Все это заранее настораживает и дает основания полагать, что Поместный Собор с теми формами демократического представительства, которые мы сейчас имеем, будет обречен как минимум на серьезнейшие проблемы. При нынешней ангажированности многих околоцерковных кругов, при нынешних пиаровских технологиях, которыми не преминут воспользоваться при выборе делегатов, форма проведения Поместных Соборов, которая была введена Русской Церковью в XX веке весьма спорна.

Впрочем, сама жизнь часто корректирует некоторые административные постановления Поместных Соборов. В 1917-18 годах, как и сегодня, определяли социальную доктрину Церкви, принципы взаимодействия Церкви и государства. Соборное определение предписывало, к примеру, следующее: \"Государственные законы, касающиеся Православной Церкви, издаются не иначе, как по соглашению с церковной властью…\" Или другое: \"Глава Российского государства, министр исповедания и министр народного просвещения и товарищи их должны быть православными\". Понятно как советское правительство выполняло подобные постановления.

Если мы возьмем процедуру избрания Всероссийского Патриарха, то она в XX веке тоже не всегда выполнялась в соответствии с буквой Устава: патриарха Сергия выбирало 18 архиереев, патриарх Алексий I избирался в присутствии восточных патриархов и т.д. Причины подобных отступлений понятны. Церковь - это живой организм, и не всякое административное постановление Поместного Собора строго устанавливается на все времена. В СМИ сейчас бросают упреки Церкви, что Соборы созываются не раз в пять лет, как предусмотрено Уставом. Но стоит вспомнить что и Вселенские и Поместные Соборы всегда созывались по мере необходимости. Одна крайность - на двести лет прекратить всякую соборную деятельность, другая - введение жесткой периодичности в соборную жизнь Церкви. Это, к сожалению, та же хорошо узнаваемая калька со светской жизни, все та же уступка духу времени, а это ничего доброго в Церковь принести не может.

Архимандрит Тихон (Шевкунов)


[size=18][color=red]Источник: http://www.raskol.net/node/405[/color][/size]

Оставьте свой комментарий.


Введите ваше имя.
Введите ваш e-mail.
Введите текст комментария.

Введите цифры изображенные на картинке в поле: