История охраны памятников в России.

ВООПИиК

Общество защиты и сохраненiя въ Россiи Памятниковъ искусства и старины
Охотный ряд
Охотный ряд
МГО ВООПИиК Китай-город. Вид с Театральной площади
Китай-город. Вид с Театральной площади
Сретенка у Сухаревской башни
Сретенка у Сухаревской башни
 

 

ВСЕРОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ОХРАНЫ ПАМЯТНИКОВ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ (ВООПИиК), МАССОВАЯ ДОБРОВОЛЬНАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

 

ВСЕРОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ОХРАНЫ ПАМЯТНИКОВ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ (ВООПИиК), массовая добровольная общественная организация, в 1966—85 один из главных центров возрождения русского национального сознания. Ставило своей целью защиту, восстановление, всестороннее изучение и использование для патриотического воспитания и возрождения национального сознания всей совокупности историко-культурного наследия, накопленного в России более чем за тысячу лет ее существования — памятников: исторических, воинских и мемориальных; изобразительного искусства, архитектуры и литературы, письменности, музыки, истории науки и техники.

Создано в мае 1966 на Учредительном съезде в Москве, в соответствии с постановлением об организации «Добровольного общества по охране памятников», принятом Советом Министров РСФСР 24 июля 1965. В целом за три с лишним десятилетия работы добилось заметных результатов при выполнении своих программ, учитывая то, что в течение 25 лет деятельность Общества проходила при постоянном жестком контроле и зачастую давлении со стороны партийного аппарата, начиная с ЦК КПСС. В к. 1970-х объединяло более 10 млн индивидуальных и тысячи коллективных членов.

Ко времени создания ВООПИиК памятники истории и культуры более трех десятилетий находились под прессом антирусской власти. Захватившие в России власть еврейские большевики видели в святынях и памятниках нашей страны опасность для своего режима, мощный фактор восстановления национального сознания Русского Народа. Чтобы не допустить этого, в стране организуется планомерное уничтожение памятников русской духовности и культуры. Были уничтожены десятки тысяч памятников к. 20-х, от более чем 1700 краеведческих организаций, работавших в стране, к сер. 30-х остались одни воспоминания. Перед войной краеведение в стране представляли лишь школьные кружки, участвовавшие в поисках местных природных ресурсов для нужд промышленности и сельского хозяйства.

Во время Великой Отечественной войны русское национальное сознание было определяющим фактором победы. И. В. Сталин и группа его близких соратников, в 30-е годы разгромившие кланы еврейских большевиков, постепенно меняют и свое отношение к памятникам и святыням Русского Народа. В первые послевоенные годы в стране были открыты многие тысячи православных храмов, распущен «Союз воинствующих безбожников». Слова «русский человек» стали произносить с гордостью.

Однако после смерти Сталина положение изменилось. Антирусская клика Хрущева совершила резкий поворот в отношении к традиционной русской духовности. Почти все памятники архитектуры, взятые на госохрану в соответствии с Положением об охране памятников, подписанным в 1948 И. В. Сталиным, были с учета сняты и брошены на произвол судьбы. Шло массовое разграбление закрытых властями храмов, при попустительстве или прямом участии местных администраций. В нояб. 1955 вышло постановление ЦК КПСС и правительства, осуждающее «архитектурные излишества» и требующее осуществить скорейший переход к сплошной застройке городов типовыми, стандартными, предельно упрощенными домами. Массовым сносам исторических городов была дана зеленая улица. В этой атмосфере воспрянуло духом успевшее вырасти поколение «идейных» нигилистов в области градостроительства и архитектурного проектирования, выдвинулись циничные конформисты, во всем отслеживавшие «линию партии». Их оказалось неожиданно много — впитавших антирусские идеи Л. Кагановича, Е. Ярославского (Губельмана) и им подобных. В 1960 главным архитектором Москвы был назначен В. М. Посохин, с именем которого связаны наиболее масштабные сносы архитектурных памятников и массовой исторической застройки в столице в послевоенное время.

После поездки в США в сент. 1959 Хрущев решил привлечь в страну как можно больше туристов с Запада, очевидно, в расчете на валютные поступления. Наиболее подходящим местом для строительства грандиозной гостиницы показалось Зарядье, где с сер. 30-х предпринималось несколько попыток построить крупное общественное здание. Значительная часть старой застройки была выломана. При Хрущеве принялись разрушать оставшиеся кварталы Зарядья, бывшего настоящей археологической и историко-архитектурной сокровищницей.

3 апр. 1958 «Литературная газета» опубликовала письмо, в котором акад. И. Э. Грабарь и его соавторы предлагали превратить Зарядье в парк искусств с отдельно стоящими зданиями выставочного и музейного назначения. В том же году в МОСХ прошло собрание общественности, на которое пришло много людей, имеющих видное положение в обществе, — ученых и деятелей искусства. Собравшиеся осудили массовые сносы в Зарядье, но протест лишь ускорил варварские действия властей.

В 1960, после ряда соответствующих постановлений правительства РСФСР, в охранных списках памятников осталось всего несколько десятков объектов. Возмущенные сложившейся ситуацией, общественные и творческие деятели объединились вокруг Советского комитета защиты мира (СКЗМ), созданного в свое время в качестве «гуманистической ширмы» политического режима. Уже тогда выдвигались предложения о создании Общества охраны памятников, но Хрущев до самого конца своего правления не позволял это сделать, как и начать разработку закона об охране памятников. В составе СКЗМ была организована комиссия по памятникам культуры и музеям, пользовавшаяся полной поддержкой руководителей Комитета — и более всего со стороны поэта Н. С. Тихонова и писателя В. Д. Захарченко. В комиссию по памятникам и музеям вошли академики М. Н. Тихомиров, И. Г. Петровский, М. Д. Миллионщиков, М. В. Нечкина, Б. А. Рыбаков, М. В. Алпатов, В. М. Хвостов, д-р наук Б. П. Михайлов, Н. Н. Воронин, А. В. Арциховский, И. С. Смирнов, П. П. Ревякин, народные художники П. Д. Корин, А. А. Пластов, С. В. Герасимов, С. Т. Коненков, писатели Л. М. Леонов, С. С. Смирнов, И. А. Белоконь, С. В. Михалков, В. А. Солоухин, публицист В. П. Тыдман. Председателем комиссии был избран скульптор В. А. Павлов. В комиссию поступало много сообщений с периферии, где организовывался свой актив, не имевший, впрочем, никаких прав. Местные власти продолжали творить произвол. До какого предела одичания дошли тогдашние партийные и советские руководители показал взрыв в 1962 храма XII в. в Витебске, причем приуроченный к приезду в этот город Хрущева.

Интерес к памятникам истории и культуры становится, тем не менее, массовым. Он перерос в мощное стихийное движение после создания в мае 1964 в Москве молодежного патриотического клуба «Родина». Спустя год с небольшим после этого события ЦК КПСС был вынужден дать разрешение на создание ВООПИиК (формальное постановление об этом было опубликовано Советом Министров РСФСР в июле 1965. Больше половины членов комиссии по памятникам и музеям СКЗМ стали шефами молодежного клуба «Родина», а в 1965 они уже составили основу оргкомитета ВООПИиК. В Центральный совет ВООПИиК, избранный на Учредительном съезде, вошли виднейшие деятели русской культуры и науки, гордость страны: Б. А. Рыбаков, И. В. Петрянов-Соколов, П. Корин, И. С. Глазунов, Л. М. Леонов, В. Д. Иванов, В. А. Солоухин.

Структура ВООПИиК долго и тщательно обсуждалась. Основу ее составила иерархическая территориальная схема: Центральному совету (ЦС) подчинялись областные, краевые и республиканские организации; тем, в свою очередь, — городские и районные структуры; низовое звено представляли первичные организации на предприятиях, в учреждениях, учебных заведениях. Членский взнос не превышал 1 руб. в год. По уставу Общества предусматривалось и коллективное членство (что давало, в особенности в первое время, основную сумму средств). В ЦС вошли и еще здравствовавшие бывшие члены ставшего уже легендарным общество «Старая Москва», закрытого в н. 30-х (К. А. Верещагин, К. Ф. Князев); в активе секций ЦС ВООПИиК также состояли бывшие члены «Старой Москвы» — Ю. Б. Шмаров, А. Н. Лужецкая и др.

Председателем ВООПИиК (на общественных началах, без оплаты) был выбран один из заместителей председателя Совмина РСФСР — так полагалось по Уставу; еще одной важной акцией, с точки зрения партийных «кураторов», было недопущение в список голосования по составу ЦС выдающегося архитектора-реставратора П. Д. Барановского (руководство ГлавАПУ и Мосгорисполкома считало его своим главным врагом — и пользовалось взаимностью). П. Д. Барановский был включен лишь в состав секции архитектуры. Фактическим председателем ЦС ВООПИиК стал В. Н. Иванов.

В учредительном съезде ВООПИиК принимали участие представители от 73 территориальных оргкомитетов, по числу областей, краев, автономных республик, а также от многих городских и районных организаций. Определенную роль в налаживании работы ВООПИиК сыграл опыт Всесоюзного общества «Знание», созданного в 1947. Съезд проходил под плотной опекой партийных «кураторов», и в качестве основной задачи ВООПИиК было провозглашено «коммунистическое воспитание советских людей», причем на первое место ставились памятники советского периода, связанные с «революционными, трудовыми и ратными подвигами советского народа».

К оценке и пропаганде памятников требовалось подходить с «классовых позиций», с точки зрения «ленинского учения» о двух культурах в каждой «досоциалистической национальной культуре». Т. о., православному храмовому зодчеству и русской усадьбе, по мысли партийных «кураторов», как и прежде, должно было отводиться второстепенное место.

Но времена менялись. В секциях Общества на всех уровнях ни о каких «двух культурах» уже речи не шло. Ведущими секциями ЦС ВООПИиК стали историческая и архитектурно-градостроительная. Благодаря упорной работе со структурами правительства РСФСР, уже вскоре Устав ВООПИиК был утвержден Советом Министров РСФСР ( 6 июля 19 66); причем Обществу было предоставлено право, равно как и Министерству культуры Российской Федерации, согласовывать проекты застройки городов в их исторических частях, разрабатывать списки памятников для постановки на государственную охрану, предлагать памятники для включения их в списки, а также согласовывать исключение из списков.

Накануне Учредительного съезда, в мае 1966, Совет Министров РСФСР принял развернутое постановление «О состоянии и мерах улучшения охраны памятников истории и культуры в РСФСР». Этим документом, разработанным при самом активном участии оргкомитета ВООПИиК, были отмечены серьезные шаги по упорядочению дела охраны памятников, по развертыванию обширной программы восстановления, реставрации и использованию объектов культурного наследия.

Началась подготовительная работа по созданию закона об охране памятников (на это ушло 10 лет).

В стране появились первые масштабные музеи-заповедники. Крупные мемориальные центры были созданы, по настоянию ЦК КПСС, в Ульяновске — на родине В. И. Ленина, и в с. Шушенском, где Ленин отбывал ссылку. Кстати, сооружение колоссального мемориала в Ульяновске (Симбирске) повлекло массовые сносы в историческом центре города, причем мнение протестовавших специалистов было «в инстанциях» проигнорировано. Но в то же время в последующие годы правительство РСФСР рассматривало и решало вопросы, связанные с реставрацией и благоустройством Пушкинского музея-заповедника в Михайловском, музея-усадьбы М. Ю. Лермонтова «Тарханы», музея-усадьбы И. С. Тургенева в Спасском-Лутовинове, мемориальных комплексов Н. А. Некрасова в Карабихе, С. А. Есенина в Константинове, музея-заповедника «Кижи», объектов и сооружений на Бородинском поле, архитектурного ансамбля «Царицыно» и мн. др. Первым в России городом-музеем становился Суздаль. Широкие реставрационные работы развернулись на таких всемирно известных памятниках, как ансамбль Троице-Сергиевой лавры, крепости-монастыри Соловецкий, Кирилло-Белозерский и Ферапонтов.

В составе Министерства культуры РСФСР была создана Государственная инспекция по охране памятников истории и культуры, во многих областях, краях и автономных республиках были организованы хозрасчетные (самоокупаемые) бюро по охране и эксплуатации памятников.

Общество охраны памятников выдвинуло идею объединения отдельных историко-культурных комплексов в единые туристские маршруты, что обещало и возможность получения дополнительных средств на реставрацию и благоустройство памятников. Первым таким маршрутом стало «Золотое кольцо», включившее в себя Москву, Сергиев Посад, Переславль-Залесский, Ростов Великий, Ярославль, Кострому, Иваново, Суздаль, Владимир и еще ряд исторических мест. Архитектурная секция ЦС ВООПИиК предлагала также создать «Северное кольцо», охватывающее исторические комплексы Вологодской, Архангельской областей и Карельской АССР. В центральной России предлагалось организовать маршрут «Литературное созвездие» (по литературным памятным местам Московской, Тульской, Орловской, Пензенской и ряда др. областей). Предлагалось развернуть комплексные маршруты водным путем по Волге, расширить работы по изучению и сбережению памятников Русского Севера, Сибири и Д. Востока.

Территориально ЦС ВООПИиК разместился в одном из корпусов Высокопетровского монастыря, со временем под Дом пропаганды ему были переданы в аренду храмовые здания на Варварке — собор Знаменского монастыря и церковь Георгия на Псковской горе.

По инициативе ВООПИиК в июле 1970 Министерство культуры РСФСР и Госстрой РСФСР приняли совместное постановление об утверждении списка 115 городов и др. населенных пунктов, представляющих национальную историко-культурную ценность.

В 1-й пол. 1972 ЦК КПСС и Совмин СССР утвердили основные положения нового Генерального плана развития Москвы и лесопаркового защитного пояса. Красные линии плана, проведенные в довоенных «традициях», с пренебрежением к исторической застройке и даже к широко известным памятникам, продемонстрировали еще раз, с кем имеет дело общественность. Руководство ГлавАПУ продолжало держать курс на практическое уничтожение исторической Москвы, на создание «транспортонагнетающей» системы городских магистралей, превращающей центр столицы в чадящую автомобильную «карусель». И все предшествующие годы, пока Генплан готовился (причем суть его всячески скрывалась от общественности), актив ЦС и Московского городского отделения Общества предпринимали неимоверные усилия по борьбе с планами разрушителей. И определенные результаты были достигнуты.

В июне 1972, как раз накануне второго съезда ВООПИиК (прошедшего в Ленинграде), бюро Московского горкома КПСС и Исполком Моссовета приняли решение, которым, в частности, предусматривалось включение в градостроительный совет (при ГлавАПУ) представителей ВООПИиК, а также ряда деятелей науки, культуры и искусства, передовых рабочих. Постановлением намечалось разработать в течение полугода и представить в Мосгорисполком предложения по созданию в центре Москвы заповедных зон, с указанием их границ и режимов регулирования застройки. Этот шаг тогдашнее московское руководство было вынуждено сделать под сильнейшим давлением общественности, кстати, требовавшей объявить заповедным весь центр столицы. Т. о., даже создание урезанных заповедных зон можно было рассматривать как серьезную победу патриотов, собиравшихся в секциях и комиссиях Центрального совета и Московского городского отделения ВООПИиК. Особенно активно по Москве работали секции архитектуры и общественные инспекции (их возглавляли соответственно О. И. Пруцын и В. А. Виноградов).

Постепенно расширялась пропагандистская работа ВООПИиК. Практически во всех отделениях Общества составлялись и выполнялись тематические планы лекций, экскурсий, концертов и др. мероприятий, собиравших широкую аудиторию. С 1972 начал выходить сборник статей, получивший название «Памятники Отечества» (всего вышло 4 книги). В 1979 Совет Министров РСФСР издал распоряжение о выпуске альманаха ВООПИиК «Памятники Отечества», дважды в год, тиражом 50 тыс. экз. (В н. 2002 вышел в свет «юбилейный», 50-й выпуск альманаха.)

Трудно было бы преувеличить ту роль, которую сыграло ВООПИиК в подготовке законов РСФСР и СССР «Об охране и использовании памятников истории и культуры».

Однако самое важное состояло в том, что в течение почти двух десятилетий ВООПИиК было главной патриотической организацией, объединяющей русские национальные силы, одним из центров возрождения русского национального сознания. Образование ВООПИиК вывело процесс патриотического объединения на качественно новый этап, на котором уже начиналось рождение общерусских политических организаций, отстаивающих национальные интересы России. Первыми духовными возглавителями этого движения были русские ученые, художники, писатели, музыканты — академики Б. А. Рыбаков, И. В Петрянов-Соколов, П. Д. Корин. И. С. Глазунов, Л. М. Леонов, В. Д. Иванов, В. А. Солоухин, В. Н. Иванов и архитектор-реставратор П. Д. Барановский и др.

Забота о памятниках и святынях Отечества, чтение лекций по русской культуре и искусству стали главным смыслом жизни тысяч русских людей. К чтению лекций привлекаются лучшие отечественные силы. Тесные залы общества не вмещали всех желающих. При ВООПИиК создается комиссия по шефству над памятниками истории и культуры, являвшаяся добровольческим движением за спасение шедевров русского зодчества и отечественных святынь. Возникают реставрационные отряды из добровольцев-энтузиастов, костяком которых становятся специалисты, подготовленные П. Д. Барановским еще во времена клуба «Родина». Вокруг них собираются сотни подвижников, в течение многих лет бесплатно участвовавших в реставрации памятников, в основном на подготовительных работах. В выходные дни и летние отпуска эти люди отправлялись спасать памятники от разрушения. Впоследствии они составили костяк многих патриотических организаций, в т. ч. «Памяти» в начале ее деятельности.

В мае 1968 в Новгороде прошла организованная ВООПИиК конференция «Тысячелетние корни русской культуры», ставшая вехой в возрождении отечественного самосознания. На конференции выступили десятки видных деятелей русской культуры, среди них И. В. Петрянов-Соколов, П. В. Палиевский, В. В. Кожинов, О. В. Волков, С. Н. Семанов и др. При ВООПИиК была создана секция по комплексному изучению русской истории и культуры, получившая негласное название «Русский клуб».

Во 2-й пол. 80-х ВООПИиК столкнулось, как и другие массовые организации, с рядом трудностей. В результате аппаратных интриг у него было отобрано право «вето» на проекты, отрицательно влияющие на историко-градостроительную ситуацию, было запрещено собирать взносы с т. н. коллективных членов Общества, были переданы в систему Министерства культуры РСФСР принадлежавшие Обществу реставрационные мастерские и производственные предприятия (в основном сувенирные), равно как и магазины. Это существенно снизило финансовые возможности ВООПИиК, прежде выделявшее миллионы «полновесных» рублей на реставрацию, на содержание домов пропаганды, на массовые популярные издания, на проведение всероссийских фото- и киноконкурсов, этнографических и литературных праздников, слетов юных краеведов и т. п.

Тем не менее, и в условиях тяжелейшего кризиса экономики, затронувшего и реставрационное, и издательское дело, ВООПИиК устояло и продолжает работу. Ряд территориальных организаций, например, Орловское областное и Ставропольское краевое отделения находят определенные средства на реставрацию ряда памятников, создают новые музеи, ведут широкую пропаганду регионального наследия.

ВООПИиК продолжает объединять десятки тысяч патриотов-энтузиастов, отдающих силы великому делу сбережения исторической памяти народа.

 

Глущенко Н. , Платонов Олег Анатольевич