ПУШКИН и ДАЛЬ

ЗОЛОТОЕ ЗВЕНО В.И.ДАЛЯ

СПАСЕНИЕ ДОМА В.И. ДАЛЯ

ПОЛОЖЕНИЕ О МУЗЕЕ


Толковый словарь живого великорусского языка

Тексты

ЗАПИСКА О РИТУАЛЬНЫХ УБИЙСТВАХ



"Вершиной христианской памяти по убиенному Пушкину и почившему в бозе Далю стала икона, написанная вскоре после смерти последнего для нижегородской церкви Космы и Дамиана..." (П.Григоров Святой Косма: К 155-летию со дня гибели А.С.Пушкина)

Портрет А.С.Пушкина около 1833 года.
Портрет А.С.Пушкина около 1833 года.

Портрет В.И.Даля около 1833 года.
Портрет В.И.Даля около 1833 года.

Фотоснимок дома № 53 на Галерной улице, где впервые состоялась встреча Даля с Пушкиным
Фотоснимок дома № 53 на Галерной улице, где впервые состоялась встреча Даля с Пушкиным

В.Даль у Пушкина. Чтение сказок (картина)
В.Даль у Пушкина. Чтение сказок (картина)

Портрет В.А.Перовского, Оренбургский военный генерал-губернатор, 1830-е гг.
Портрет В.А.Перовского, Оренбургский военный генерал-губернатор, 1830-е гг.

Пушкин и Даль в оренбургских степях (картина).
Пушкин и Даль в оренбургских степях (картина).

Уральский казак (рисунок А.О.Орловского, 19 в.)
Уральский казак (рисунок А.О.Орловского, 19 в.)

Пушкин и Даль в беседе с казачкой Бунтовой (картина).
Пушкин и Даль в беседе с казачкой Бунтовой (картина).

На снимке - бывший барский особняк на Советской улице, дом 32 - дом Оренбургского генерал-губернатора В.А.Перовского. Здесь с 1833 по 1841 год часто бывал В.И.Даль, служивший тогда в должности чиновника особых поручений. В этом же доме в сентябре 1832 года останавливался А.С.Пушкин (современное состояние).
На снимке - бывший барский особняк на Советской улице, дом 32 - дом Оренбургского генерал-губернатора В.А.Перовского. Здесь с 1833 по 1841 год часто бывал В.И.Даль, служивший тогда в должности чиновника особых поручений. В этом же доме в сентябре 1832 года останавливался А.С.Пушкин (современное состояние).

Площадь в Оренбурге, рисунок А.Чернышова, 1840-е гг.
Площадь в Оренбурге, рисунок А.Чернышова, 1840-е гг.

Фотоснимок памятника <А.С.Пушкин и В.И.Даль>, бронза, гранит, скульптор Н.Патина, архитектор С.Смирнов, открыт 15 августа 1998 г. в центре исторической части Оренбурга.
Фотоснимок памятника "А.С.Пушкин и В.И.Даль", бронза, гранит, скульптор Н.Патина, архитектор С.Смирнов, открыт 15 августа 1998 г. в центре исторической части Оренбурга.

ПУШКИН И ДАЛЬ

В.И.ДАЛЬ: "Нет добрее нашего русского и нет его правдивее"

Немногие знают, что Даля и Пушкина объединяла не только большая личная дружба,но и общие представления о великом значении русского языка, общая забота о нем. В Музее Владимира Ивановича Даля, что на Б.Грузинской улице, при Московском городском отделении ВООПИиК открыта экспозиция, посвященная дружбе двух великих сынов нашего Отечества Александра Сергеевича Пушкина и Владимира Ивановича Даля. Экспозиция была приурочена к двум значительным юбилейным датам в истории отечественной культуры - 200-летию рождения А.С.Пушкина (6 июня 1999 г.) и последовавшему за ним 200-летию В.И.Даля (20 ноября 2001 г.)
Вспомним, что В.И.Даль прожил долгую, три четверти XIX века, многотрудную,многовыносливую и красивую подвижническую жизнь, которая свела его с замечательными сынами Отечества - Нахимовым и Пироговым, Жуковским и Одоевским, Гоголем и Крыловым, Языковым и Шевченко, Щепкиным и Литке, Мельниковым-Печерским и Аксаковым... и, конечно же, с Пушкиным !

Н.В.Гоголь писал о Пушкине - признанном гении, славе и гордости России: "А.С.Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится через двести лет".
О Дале - великом лексикографе, создателе знаменитого "Толкового словаря живого великорусского языка", этнографе, писателе в свое время высказался В.Г.Белинский: "К особенностям В.И.Даля в его любви к Руси принадлежит то, что он любит ее в корню, в самом стержне, основании ее, что он любит простого русского человека... Как хорошо он знает его натуру ! Он умеет мыслить его головой, видеть его глазами, говорить его языком".
В.И.Даль сам обозначил время своего знакомства с А.С.Пушкиным: "Это было в конце сентября или в начале октября 1832 года, когда я по окончании турецкого и польского походов приехал в столицу и напечатал первые опыты свои - издал сборник "Русские сказки"". Этот сборник принес Далю известность как писателю. В сказках писатель ставил себе задачу - познакомить "земляков своих с народным языком, с говором, которому открывался широкий простор в русской сказке".
Жуковский, находясь под впечатлением от собрания сказок Даля, вступившего на литературное поприще, отзывчиво обещался ехать вместе с ним к Пушкину, да визит все откладывался. Не желая медлить долее, Даль взял свой сборник и сам пошел представляться именитому Пушкину. Даль отмечал впоследствии великолепный московский говор Пушкина.
А.С.Пушкин, открывая книгу с начала, с конца, где придется и радостно посмеиваясь, перебирал вслух нанизанные Далем ожерельки из чудесных слов, пословиц, поговорок и метких образных словечек: "Что за роскошь, что за смысл, какой толк в каждой поговорке нашей !" - восклицал он.
Издатель "Русского Архива" П.И.Бартенев запишет позже со слов Даля, что Пушкин постоянно интересовался русским народным языком, высоко оценивал собранные Далем сокровища русской народной речи. За составление своего знаменитого Словаря он принялся по настоянию А.С.Пушкина. Любовь к живому русскому слову стала основой прочной и искренней дружбы с великим поэтом.

Новая встреча произошла ранней осенью 1833 года, 8 сентября, когда Александр Пушкин приехал в далекую Оренбургскую губернию для обследования изучения исторических мест восстания Емельяна Пугачева. В поездке его сопровождал В.И.Даль - чиновник особых поручений при Оренбургском военном генерал-губернаторе Н.А.Перовском. Внимая степным ветрам, в течение пяти дней в живой и дружеской беседе они объезжали исторические места.
Современники, вспоминая их общение, подчеркивали, что В.И.Даль для Пушкина был живым лексиконом. Даль показывал Пушкину места восстания, помогал встречаться и налаживать беседу с нужными людьми. Посетили Бердскую станицу - место пребывания Пугачева во время осады Оренбурга, встречались с 75-летней казачкой Бунтовой и другими, помнившими восстание Пугачева. Пушкин расспрашивал их, заносил в записную книжку их рассказы и понравившуюся ему живую образную речь. Даль также делал пометки, записывал те же слова, пословицы, поговорки и песни...
23 сентября 1833 года в Уральске Даль расстался с Пушкиным, спешившим тогда в Болдино...

Даль продолжает служить чиновником особых поручений Оренбургского военного губернатора, посвящая все свое свободное время литературным занятиям. В Оренбурге Даль пишет много, споро, и удача ему способствует - его охотно читают и хвалят в Петербурге и в Москве. А сверх литературных занятий Даля занимают изучение края и народов, его населяющих, естественная история, устройство музеума... И как всегда и повсюду - постоянное пополнение словаря: собирание слов, пословиц, песен, сказаний...

Нить дружбы с Пушкиным не обрывается: Даль выступает на стороне Пушкина при создании им "Современника", отстаивая передовое художественно-эстетическое направление журнала. "Чувство, питаемое всеми нами, должно воспламенять каждого из нас к благородному соревнованию на поприще полезного и изящного," - пишет Даль в одной из своих статей для "Современника". (20) И когда в начале 1836 года Пушкин получил разрешение "издать четыре тома статей чисто литературных" - это и будет "Современник", - Даль отзовется радостно:
Дошли, наконец, благородные слухи
До степеней, которые глухи и сухи...
Позже, через 2-3 года В.И.Даль с трепетным вниманием прочтет созданные Пушкиным "Историю Пугачева" и "Капитанскую дочку", где, разумеется, узнает и знакомые места, и общих знакомых.

И снова встреча Даля с Пушкиным.
В первой половине декабря 1836 года Оренбургский военный губернатор и его подчиненный В.И.Даль прибыли по служебным делам в Петербург. (20а)
Даль и Пушкин встретились несколько раз. Про одну из встреч известно доподлинно. За несколько дней до дуэли Пушкин услышал от Даля, что шкурка, которую ежегодно сбрасывает с себя змея называется по-русски "выползина", - ему понравилось это слово, и наш великий поэт среди шуток с грустью сказал Далю: "Да, вот мы пишем, зовемся тоже писателями, а половины русских слов не знаем !"... На другой день Пушкин пришел к Далю в новом сюртуке. "Какова выползина ! - сказал он, смеясь своим веселым, звонким, искренним смехом. - Ну, из этой выползины я не скоро выползу. В этой выползине я такое напишу..." У Даля отозвалось в памяти: "О, Вы увидете: я еще много сделаю !..."
Даль узнает о состоявшейся 27 января 1837 года дуэли и о смертельной ране Пушкина, спешит к поэту в дом на набережной Мойки, где состоялась последняя их встреча и прошли те последние 46 часов жизни смертельно раненого человека, и знающего, что надежды нет.
У Пушкина Даль уже нашел в парадной зале толпу ближайших друзей: Жуковского, Вяземского, Одоевского. В кабинете, у раненого Пушкина находились врачей. В.И.Даль остался с поэтом, не покинув его до последнего часа, великого часа муки и мужества. В.И.Даль ухаживал за Пушкиным, как врач: давал лекарства, прикладывал лед к голове, ставил припарки. На вопрос Пушкина: "Даль, скажи мне правду, скоро ли я умру ?" Даль отвечал: "Мы за тебя еще надеемся, право, надеемся !" Пушкин пожал руки Даля и сказал: "Ну, спасибо !..."
Александр Иванович Тургенев, очень близкий Пушкину человек (именно он повезет гроб с телом поэта в Святые Горы), тут же в соседней комнате напишет: "Друг его и доктор Даль облегчал последние минуты его"
29-го в 2 часа 45 минут пополудни Александр Сергеевич Пушкин скончался. В "Литературных прибавлениях" к журналу "Русский инвалид" появится известное горестное объявление князя Одоевского в траурной рамке: "Солнце нашей поэзии закатилось !... Пушкин скончался во цвете лет, в середине своего великого поприща !"

Дела службы приводят Даля в Нижний Новгород.

В 1859 г. Даль переехал из Нижнего Новгорода в Москву, поселившись у Пресненской заставы.
В этом доме Даль встречался с А.С.Хомяковым, А.И.Кошелевым, М.П.Погодиным, Т.Г.Шевченко, Н.А.Добролюбовым, П.И.Мельниковым-Печерским.

В создании "Толкового словаря живого великорусского языка" Далю помогали многие писатели и поэты, в том числе и Пушкин, о чем не раз говорилось на заседаниях Общества любителей российской словесности при Московском университете, которое помогло В.И.Далю в издании его Толкового словаря.
Свое "Напутное слово" к Словарю В.И.Даль впервые произнес 21 апреля 1862 г. на заседании Общества любителей российской словесности в Актовом зале Московского университета. В этом "Напутном слове" уже известный всей читающей России писатель, этнограф и лексикограф В.И.Даль, выражая озабоченность о сохранении чистоты русского языка и русской речи, лишенной иностранных слов и нелепых вычурных выражений, указывал: "Взгляните на Державина, Карамзина, Крылова, на Жуковского, Пушкина и на некоторых нынешних даровитых писателей, не ясно ли, что они избегали чужеречий, что старались каждый по своему писать чистым русским языком". Тогда же В.И.Даль, великий борец за русский язык, вспоминал: "А как Пушкин ценил народную речь нашу, с каким жаром и усладою он к ней прислушивался, как одно только кипучее нетерпение заставляло его в то же время прерывать созерцания своим шумным взрывом одобрений и острых замечаний, я не раз бывал свидетелем".

Судьбы двух гениальных сынов нашего Отечества, Пушкина и Даля, отмечены неустранимой нравственной высотой гражданского подвига, любовью к своему Отечеству, русскому народу и его высшей ценности - русскому языку, - послужили основой их прочной и искренней дружбы.

 

Л.Н. МАЙКОВ

ПУШКИН и ДАЛЬ

В тревоге пестрой и безплодной
Большого света и двора

пришлось Пушкину провести последние годы своей жизни, после женитьбы. Но в нем постоянно горел яркий пламень творчества и высокой мысли. Отвлекаемый светскими обязанностями, он особенно дорожил теми счастливыми минутами, когда мог свободно отдаваться художественному или умственному труду, или наконец, живой беседе с людьми, способными возвыситься до глубоких созерцаний его мысли. Он искал этих людей не только среди старых приятелей, круг которых уже начинал редеть и рассеиваться, но и между новыми знакомыми, с которыми сводили его обстоятельства. К числу новых лиц, сблизившихся с ним в эти годы, принадлежал, между прочим, Владимир Иванович Даль. Далю было в то время тридцать лет. Он еще не пользовался известностью в литературном мире, но умственный оклад его уже вполне определился; он не искал покровительства Пушкина, как многие начинающие писатели, но рад был найти в нем нравственную поддержку тем занятиям, которым с ранних лет посвящал свой досуг, и которая мало помалу делались господствующим интересом его жизни.
Датчанин по происхождению, но русский по воспитанию, сперва кадет морского корпуса и мичман флота, а затем студент Дерптского университета и в качестве военного врача, участник турецкой и польской кампаний, - Даль в своих многочисленных странствованиях по разным концам России приобрел страстную охоту к наблюдениям над народным языком и бытом. Дело это, еще совершенно новое у нас в то время, уже давно занимало и Пушкина, который сам, во время своей невольной деревенской жизни, записывал с уст народа песни и сказки, прислушивался к народному говору и даже, к немалому смущению своих критиков, вносил в свои произведения плоды своих наблюдений - живые черты народного языка и быта. К сознательному убеждению в пользе и необходимости этих изучений Пушкин пришел совершенно самостоятельно и раньше многих ученых. То же убеждение, и также не из книг, а из живого опыта, выработалось у Даля, и он с увлечением отдался занятиям народностью. В 1830 году он напечатал в "Московском Телеграфе" небольшую повесть "Цыганка", занимательный, просто и тепло написанный рассказ из быта молдаван и молдавских цыган. По обилию этнографических черт повесть эта обнаруживала в авторе внимательного и тонкого наблюдателя народных обычаев, нравов и типов, но она прошла в литературе незамеченною, и только сам издатель "Телеграфа" назвал ее "превосходною", отдавая читателям отчет о своем журнале за 1830 год. В 1832 году, Даль решил сделать первое применение из своего знакомства с русскою народною речью, издав небольшое сочинение, под заглавием: "Русские сказки, из предания изустного на грамоту гражданскую переложенные, к быту житейскому приноровленные и поговорками ходячими украшенные казаком Луганским. Пяток первый". Появление этой книжки и подало повод к сближению Даля с Пушкиным на почве дела, которое их обоих занимало.
Вскоре после издания "Русских сказок" Даль оставил Петербург, но в 1833 году, когда Пушкин предпринял путешествие в восточную Россию для осмотра местностей, где происходил пугaчeвский бунт, Даль встретился с поэтом в Оренбурге, объехал с ним окрестности и провел несколько дней в дружеских беседах. Наконец, пред самою кончиной Пушкина, Далю случилось приехать в Петербург и быть свидетелем последних дней поэта.
Итак, отношения Даля о Пушкиным были непродолжительны, даже не особенно коротки, но Даль сохранил о них благодарное воспоминание и, семь лет спустя после его смерти, написал рассказ о своем знакомстве с ним. Дело это он справедливо считал долгом всех, кто близко знал великого поэта, и со своей стороны исполнил его, как умел. К сожалению, прочие друзья Пушкина не сделали того же, и потому, вместо цельного образа, начертанного дружескою рукой, мы имеем о Пушкине только отрывочные рассказы. Благодаря тонкой наблюдательности Даля и его глубокому уважению к Пушкину, а также благодаря тому, что Пушкин проявлялся в беседах с ним самыми существенными чертами своей личности, воспоминанья Даля, несмотря на свою краткость, должны занять видное место в ряду материалов для биографии величайшего представителя русской литературы. Рукопись своих воспоминаний Даль передал в распоряжение П.В.Анненкова, когда последний стал собирать материалы для биографии Пушкина. Но Анненкову не пришлось воспользоваться этим источником, и рукопись Даля осталась в его бумагах до сих пор неизданная. В печати известна только записка Даля о смерти Пушкина, помещенная в "Московской Медицинской Газете" 1860 года. Неизданными воспоминаниями Даля мы имели возможность воспользоваться благодаря любезности Глафиры Александровны и Павла Павловича Анненковых, которым считаем долгом выразить нашу глубокую признательность. Печатаем рассказ Даля целиком, а за ним помещаем несколько замечаний и дополнений, к которым он подает повод.
"РУССКИЙ ВЕСТНИК",
том Двести десятый, 1890 год, Октябрь

 

Портрет В.А.Перовского (К.П.Брюлов), 1837 г.

Портрет В.А.Перовского (К.П.Брюлов), 1837 г.

Даль у постели Пушкина (картина).
Даль у постели Пушкина (картина).

<Мы за тебя ещё надеемся...> (картина).
<Мы за тебя ещё надеемся...> (картина).

Пушкин с портрета художника Тропинина. На пальцах правой руки поэта отчетливо просматриваются кольца. Одно из них - золотое с изумрудом, - вдова Пушкина после смерти мужа подарила В.И.Далю, который написал 5 апреля 1837 года поэту В.Одоевскому:
Пушкин с портрета художника Тропинина. На пальцах правой руки поэта отчетливо просматриваются кольца. Одно из них - золотое с изумрудом, - вдова Пушкина после смерти мужа подарила В.И.Далю, который написал 5 апреля 1837 года поэту В.Одоевскому: "Как гляну на этот перстень, хочется приняться за что-либо порядочное". В настоящее время это кольцо хранится в фондах Всероссийского музея А.С.Пушкина в Санкт-Петербурге.


Снимок дома в Н.-Новгороде, на углу Б.Печерской ул. Этот дом построен в 1826 году. С 1830 г. в нем находилось Удельное ведомство. В этом доме Даль служил с 1849 по 1859 год в должности управляющего Удельной конторы. Именно в этом доме Даль подготовил свой знаменитый "Толковый словарь" к изданию до буквы "П".

Владимир Иванович Даль в нач. 1860-х гг. (рисунок Г.Борея, гравюра Л.Серякова).
Владимир Иванович Даль в нач. 1860-х гг. (рисунок Г.Борея, гравюра Л.Серякова).


*Издание "А.С.Пушкин и Общество Российской словесности".


Издание "В.И.Даль и Общество Российской словесности".

Картины российской жизни, 19 в.

Картины российской жизни, 19 в. "Дорожные жалобы" картина А.Локтева.

Картины российской жизни, 19 в.
Картины российской жизни, 19 в. "Переправа" картина А.Локтева.

Картины российской жизни, 19 в.
Картины российской жизни, 19 в. "Проезжая изба" (рисунок).

Картины российской жизни, 19 в
Картины российской жизни, 19 в. "Деревня" (рисунок).

Картины российской жизни, 19 в
Картины российской жизни, 19 в. "Разговор извозчиков" (рисунок).