>>>Библиотека МГО ВООПИиК >>>Охрана культурного наследия России XVII — XX вв.   ЦАРСТВОВАНИЕ ЕКАТЕРИНЫ II (1762—1796)

Охрана культурного наследия России XVII — XX вв.


Екатерина II Алексеевна - императрица Всероссийская в 1762 - 96 годах, рожденная София-Фредерика-Амалия, принцесса Ангальт-Цербстская. Родилась 21 апреля 1729 г. Она была дочерью младшего брата маленького немецкого "фюрста"; мать ее происходила из дома Гольштейн-Готторп и приходилась двоюродной теткой будущему Петру III . Екатерина выросла в небогатой семье и получила посредственное воспитание. Кроме позднее создавшихся слухов, нет определенных фактов, указывающих на ее преждевременное развитие и раннее проявление дарований. В 1743 г. мать Екатерины и она сама получили приглашение от императрицы Елизаветы Петровны приехать в Петербург. Елизавета, по разным мотивам, выбрала в невесты своему наследнику Петру Феодоровичу именно Екатерину. Приехав в Москву, Екатерина, несмотря на юные годы, быстро освоилась с положением и поняла свою задачу: приспособиться к условиям, к Елизавете, ее двору, ко всей русской жизни, усвоить русский язык и православную веру. Обладая привлекательной внешностью, Екатерина расположила в свою пользу и Елизавету, и двор. 21 августа 1745 г. Екатерина была обвенчана с великим князем Петром, но только 20 сентября 1754 г. у Екатерины родился сын Павел . Екатерина жила в условиях неблагоприятных. Сплетни, интриги, распущенная, праздная жизнь, в которой безудержное веселье, балы, охоты и маскарады сменялись приливами безысходной скуки, - такова была атмосфера Елизаветинского двора. Екатерина чувствовала себя стесненной; ее держали под присмотром, и даже ее большой такт и ум не избавляли ее от ошибок и крупных неприятностей. Екатерина и Петр еще до свадьбы друг к другу охладели. Обезображенный оспой, хилый физически, малоразвитой, чудаковатый, Петр ничего не делал, чтобы быть любимым; он огорчал и оскорблял Екатерину своей бестактностью, волокитством и странными выходками. Рождение сына, отнятого у Екатерины императрицей Елизаветой, не внесло улучшения в супружескую жизнь, которая затем окончательно расстроилась под влиянием сторонних увлечений (Елизавета Воронцова, Салтыков, Станислав-Август Понятовский). Годы, горькие испытания, грубое общество приучили Екатерину искать утешения и радости в чтении, уходить в мир высших интересов. Тацит, Вольтер, Бейль, Монтескьё стали ее любимыми авторами. Когда она вступила на престол, она была женщиной высокообразованной. Большое значение в жизни Екатерины имели скомпрометировавшие ее сношения с Апраксиным , Понятовским и английским послом Вильямсом; последнее императрица Елизавета имела основание рассматривать как государственную измену. Наличие этих сношений бесспорно доказано недавно открытой и опубликованной перепиской. Два ночных свидания с Елизаветой привели к прощению Екатерины и, как думают некоторые (Н.Д. Чечулин ), явились моментом большого перелома в жизни Екатерины: в ее стремление к власти вошли моменты нравственного порядка. К кончине императрицы Елизаветы Петр и Екатерина отнеслись разно: новый император вел себя странно и беззастенчиво, императрица подчеркивала свое уважение к памяти усопшей. Император явно шел к разрыву; Екатерину ждал развод, монастырь, может быть, смерть. Различные кружки лелеяли мысль о низложении Петра III. Екатерина, пользовавшаяся популярностью в народе, имела свои планы. Гвардейцы мечтали видеть ее на престоле; сановники помышляли о замене Петра его сыном под регентством Екатерины. Случай вызвал преждевременный взрыв. В центре движения стояли гвардейцы: сановникам пришлось признать совершившийся факт воцарения Екатерины. Петр III был низложен 28 июня 1762 г. военным мятежом, без выстрела, без пролития капли крови. В последовавшей затем смерти Петра III (6 июля 1762 г.) Екатерина неповинна. Воцарение Екатерины было узурпацией; нельзя было подыскать никаких легальных для него оснований. Приходилось дать нравственно-политическую мотивировку событию; этой цели служили манифесты 28 июня (краткий) и 6 июля ("обстоятельный"). Последний, по повелению Павла I (Памятники Свода Законов № 17759) был объявлен уничтоженным и в Памятники Свода Законов не вошел. Это, в сущности, политический памфлет, в котором дана уничтожающая характеристика личности и правления Петра III. Екатерина указывала на его презрение к православию, ставя этот факт во главу угла, на опасность мятежа и распадения империи. Все это оправдывало низложение Петра III, но не оправдывало воцарение Екатерины; для этого оправдания, кроме ссылки на чудесное действие промысла Божия, была изобретена фикция "народного избрания". Наряду с указанием на "общее и нелицемерное желание" (манифест 28-го июня), была сделана ссылка на "всеобщее и единогласное... прошение" (рескрипт послу в Берлине), на помощь "любезного отечества через избранных своих" (манифест 6 июля). Еще яснее было сказано в одном дипломатическом акте: "Народ, который занимает треть известного света, единодушно вручил мне власть над собой", и в манифесте 14 декабря 1766 г.: "Бог един и любезное Наше отечество чрез избранных своих вручил нам скипетр". Положение избранника обязывало: "избиратели", т. е. участники заговора, были щедро награждены; "любезному отечеству" было обещано "просить Бога денно и нощно да поможет нам поднять Скипетр в соблюдение нашего православного закона, в укрепление и защищение любезного отечества, в сохранение правосудия... А как Наше искреннее и нелицемерное желание есть прямым делом доказать, сколь Мы хотим быть достойны любви Нашего народа, для которого признаваем Себя быть возведенными на престол: то... здесь наиторжественнейше обещаем Нашим Императорским словом, узаконить такие государственные установления, по которым бы правительство Нашего любезного отечества в своей силе и принадлежащих границах течение свое имело так, чтобы и в потомки каждое государственное место имело свои пределы и законы к соблюдению доброго во всем порядка..." (манифест 6 июля). Придворная конъюнктура определялась условиями воцарения; внутренняя политика вытекала из них же и слагалась под влиянием идей "просветительной" философии, которые Екатерина впитала и принялась осуществлять, а еще более - громогласно провозглашать. Она являлась "философом на троне", представительницей школы "просвещенных деспотов", столь многочисленной в то время в Европе. Екатерина укрепляла свое положение и осторожным проведением своей воли (особо тактичные отношения к Сенату, преобладающую роль которого в елизаветинское время Екатерина считала недопустимой), и снисканием популярности среди населения, особенно среди того класса, который выдвинул заговорщиков, т. е. дворянства. В первые месяцы царствования был выработан канцлером Н.И. Паниным проект Учреждения "Императорского Совета"; Екатерина хотя и подписала его, но он не был опубликован, вероятно потому, что мог привести к ограничению самодержавия (позднее при Екатерине состоял Государственный совет, но это было чисто совещательное учреждение, состав которого зависел от усмотрения Екатерины). Во время коронационных торжеств Гурьев и Хрущов помышляли о возвращении престола Иоанну Антоновичу : Хитрово, Ласунский и Рославлев грозились убить Григория Орлова , если Екатерина вступит с ним в брак, о чем тогда серьезно говорили. Оба дела кончились наказанием виновных и значения не имели. Серьезнее было дело Арсения Мацеевича , митрополита Ростовского (см. III, 725; о нем новая книга священника М.С. Попова "Арсений Мацеевич и его дело", Санкт-Петербург, 1912). В феврале и марте 1763 г. Арсений выступил с резким протестом против того решения вопроса о церковных имениях, какое наметила Екатерина. Арсений был лишен сана и заточен, а вопрос о церковных имениях решен в смысле экспроприации большей их части, с установлением штатов монастырей и епископских кафедр. Решение это проводил раньше Петр III, и это было одной из причин его гибели; Екатерине удалось справиться с задачей благополучно. 5 июля 1764 г. было совершено Мировичем романтическое покушение на освобождение из шлиссельбургской крепости Иоанна Антоновича. Последний при этом погиб, а Мировича казнили (подробности см. Иоанн VI). С самого начала царствования волновались крестьяне, ждавшие освобождения от крепостного тягла. Крестьянские бунты усмирялись воинскими командами. В 1765 г. был издан манифест о "генеральном межевании". Меры к возврату из Польши беглых обещанием амнистий, вызов в Россию колонистов для заселения южных окраин вытекали из модной в XVIII в. идеи о необходимости умножения населения. Улучшение административной техники вносило порядок в дела; меры к окончательному искоренению кормлений давали более действительные средства для борьбы с взяточничеством. Для ускорения производства дел в Сенате число его департаментов было увеличено. Из прививки оспы себе и наследнику престола (1768) Екатерина создала внушительную демонстрацию монаршего попечения о подданных. Несогласно со своим внутренним убеждением Екатерина провела запрещение крестьянам жаловаться на господ. Это запрещение стояло в связи с обязательством Екатерины перед сословием, из среды которого вышли заговорщики. Особенное значение в первые годы царствования Екатерины имел созыв комиссии о сочинении проекта нового уложения, последней и наиболее выдающейся в ряду законодательных комиссий XVIII в. У нее были две главные черты: избирателям было предложено составить и вручить депутатам наказы о местных пользах и отягощениях и об общегосударственных потребностях, и сама Екатерина изготовила в руководство комиссии наказ, содержавший изложение ее взглядов по целому ряду вопросов государственного и правового характера. Путем Наказа, в основу которого легли "дух Законов" Монтескьё, "О преступлении и наказании" Беккарии, "Institutions politiques" Бильфельда и некоторые другие сочинения, Екатерина вносила в сознание правительства и общества передовые политические идеи. Теория сословной монархии, закономерной монархии, теория разделения властей, учение о хранилище законов - все это содержится в "Наказе", провозглашавшем принцип религиозной терпимости, осуждение пыток и другие прогрессивные идеи криминалистики. Наименее разработанной и довольно неопределенной является глава о крестьянах; в официальном издании Екатерина не решилась выступить сторонницей эмансипации, и на эту главу оказали наибольшее влияние те лица, которым Екатерина давала Наказ для прочтения и критики. Эффект, произведенный Наказом в комиссии и обществе, был громадный, его влияние - несомненно. Выборы в комиссии прошли оживленно. Наказы депутатам и прения в комиссии подали Екатерине, по ее выражению, "свет", повлияли на общественное развитие, но положительных законодательных результатов комиссии непосредственно не дала; торжественно открытая 30 июля 1767 г., она была временно распущена 18 декабря 1768 г., ввиду начала турецкой войны, и ее общее собрание более не созывалось; работали только ее частные комиссии (подготовительные, числом 19) до 25 октября 1773 г., когда и они были распущены, оставив крупные труды, послужившие источником для позднейшего законодательства Екатерины. Все эти труды покоятся неизданными и малоизвестными в архиве государственного совета. Самая комиссия официально не была упразднена, а существовала в виде бюрократической канцелярии без особого значения до конца царствования Екатерины. Так кончилась эта затея Екатерины, доставившая ей большую славу. - Внешняя политика Екатерины имела в первые годы царствования большое значение. Поддерживая мир с Пруссией, Екатерина стала интенсивно вмешиваться в польские дела и провела на польский престол своего кандидата - Станислава-Августа Понятовского. Она явно стремилась к разрушению Речи Посполитой и с этой целью возобновила с особой силой диссидентский вопрос. Польша отказалась признать домогательства Екатерины и вступила с ней в борьбу. В то же время объявила России войну Турция (1768). Война, после первых вялых ее месяцев и частичных небольших неудач, шла успешно. Польша была занята русскими войсками, Барская конфедерация (1769 - 71) усмирена, и в 1772 - 73 годах состоялся первый раздел Польши. Россия получила Белоруссию и дала свою "гарантию" польскому устройству - точнее, "безнарядию", - получив, таким образом, право вмешиваться в польские внутренние дела. В войне с Турцией на суше наибольшее значение имела Кагульская битва (Румянцев ), на море - сожжение турецкого флота в Чесменской бухте (Алексей Орлов , Спиридов ). По миру в Кючук-Кайнарджи (1774) России достались Азов, Кинбури, южные степи, право на покровительство турецким христианам, торговые выгоды и контрибуция. Во время войны произошли немалые внутренние осложнения. Занесенная из армии чума свила себе прочное гнездо в Москве (1770). Главнокомандующий Салтыков бежал; народ обвинял в беде врачей, а архиепископ Амвросий, приказавший увезти чудотворную икону, к которой стекались толпы людей, от чего зараза сильно развивалась, был убит. Только энергия генерала Еропкина положила конец бунту, а чрезвычайные меры (присылка в Москву Григория Орлова) прекратили болезнь. Еще опаснее был Пугачевский бунт, выросший на почве социально-бытовых условий юго-восточной окраины; это было острое проявление социально-политического протеста казаков, крестьян и инородцев против петербургской абсолютной монархии и крепостного строя. Начавшись на Яике (Урале), среди тамошних казаков, движение нашло благоприятную почву в слухах и толках, порожденных вольностью дворянства, низложением Петра III и комиссией 1767 г. Казак Емельян Пугачев принял имя Петра III. Движение получило грозный характер; начатое подавление его было прервано смертью А.И. Бибикова , но затем энергичные меры П.И. Панина , Михельсона , Суворова положили конец движению, и 10 января 1775 г. Пугачев был казнен. С годом окончания Пугачевщины совпал год издания учреждения о губерниях. Этот акт был ответом на заявления наказов. Губернские учреждения Екатерины давали некоторую децентрализацию, вносили принципы выборности и сословности в местное управление, отдавали в нем преобладание дворянству, проводили, хотя не вполне выдержанно, принцип разделения властей судебной, административной и финансовой, вносили известный порядок и стройность в местное управление. При Екатерине "Учреждение" было постепенно распространено на большую часть России. Особенно гордилась Екатерина приказом общественного призрения и совестным судом, учреждениями выборными и хорошо задуманными, но не оправдавшими возлагавшихся на них надежд. В связи с губернской реформой стояли меры Екатерины относительно центрального управления: ряд коллегий был за ненадобностью упразднен, другие склонялись к упадку; особое значение получил генерал-прокурор; подготовлялось торжество министерского начала. К просветительным мерам, в которых Екатерина хотела быть на уровне века, принадлежит учреждение Воспитательных домов и женских институтов, имевших целью создать "новую породу людей", а также выработка особой комиссией широкого, но слабо осуществленного плана народного образования. Важное значение имели указ о вольных типографиях, устав благочиния (1782), содержавший много гуманных идей и нравственных сентенций, наконец, жалованные грамоты дворянству и городам (1785), оформившие положение дворянского класса и городских обществ, давшие обоим самоуправление, а за дворянством закрепившие, наряду с сословно корпоративной организацией, преобладающее значение в государстве. Вопреки требованиям многих дворян в эпоху комиссии, было сохранено начало выслуги дворянства, т. е. сохранен его некастовый характер. Гораздо хуже обстояло дело с крестьянским вопросом. Екатерина не предприняла существенных мер к улучшению крестьянского быта; она закрепила за дворянством право на владение населенными имениями, хотя и не дала отчетливого определения крепостного права; в редких случаях она карала помещиков-истязателей и вменяла в обязанность наместникам пресекать "тиранство и мучительство", но, с другой стороны, умножила число крепостных щедрыми пожалованиями населенных имений своим сотрудникам и фаворитам и распространением крепостного права на Малороссию, вообще все более и более, после уничтожения гетманства, утрачивавшую свою самобытность и вольность. После жалованных грамот 1785 г. реформаторская деятельность Екатерины замирает. Самое проведение в жизнь реформ, наблюдение за применением законов было осуществляемо недостаточно энергично, планомерно и обдуманно; контроль вообще был наиболее слабым местом в управлении Екатерины. Финансовая политика была явно ошибочна; громадные расходы вели к кризисам казначейства, к удвоению налогового бремени; учреждение ассигнационного банка (1786) оказалось мерой хорошо задуманной, но выполненной неудачно, расстроившей денежное обращение. Екатерина вступала на путь реакции и застоя. Французская революция осталась ей непонятой и вызвала ее живое негодование. Она всюду стала видеть заговорщиков, якобинцев, подосланных убийц; реакционное настроение ее питали эмигранты, иностранные дворы, приближенные, особенно Зубов - последний ее фаворит. Гонения на печать и интеллигенцию (Новиков и мартинисты, Радищев , Державин , Княжнин ) отметили последние годы царствования Екатерины. Она считала вредными бреднями те идеи, которые ей самой когда-то не были чужды. Она прекращала сатирические журналы, ею вскормленные, имевшие своим прообразом "Всякую Всячину", в которой она участвовала. Деньгами и дипломатическим путем Екатерина поддерживала борьбу с революцией. В последний год царствования она замышляла вооруженное вмешательство. Внешняя политика Екатерины после 1774 г. была, несмотря на частичные неудачи, блестяща по результатам. Успешно выступив посредницей в борьбе за баварское наследство (1778 - 79), Екатерина еще более подняла престиж России, проведя в жизнь, во время борьбы Англии с ее североамериканскими колониями, "вооруженный нейтралитет", т. е. международную охрану торгового мореплавания (1780). В том же году Екатерина не возобновила союза с Пруссией и сблизилась в Австрией; Иосиф II имел с Екатериной два свидания (1782 и 1787). Последнее из них совпало со знаменитым путешествием Екатерины по Днепру в Новороссию и Крым. Сближение с Австрией не только породило несбыточный, фантастичный "греческий проект", т. е. мысль о восстановлении Византийской империи под державой внука Екатерины, великого князя Константина Павловича , но и дало России возможность присоединить Крым, Тамань и Кубанскую область (1783) и вести вторую турецкую войну (1787 - 91). Эта война была тяжела для России; в то же время приходилось воевать с Швецией (1788 - 90) и терпеть усиление возрождавшейся Польши, которая в эпоху "четырехлетнего" сейма (1788 - 92) не считалась с русской "гарантией". Ряд неудач в войне с Турцией, приведших в отчаяние Потемкина , был искуплен взятием Очакова, победами Суворова при Фокшанах и Рымнике, взятием Измаила, победой при Мачине. По Ясскому миру, заключенному Безбородко (канцлером после Панина), Россия получила подтверждение Кючук-Кайнарджийского мира, Очаков и признание присоединения Крыма и Кубани; результат этот не отвечал тяжести затрат, безрезультатна была также тяжелая война со Швецией, закончившаяся Верельским миром. Не желая допустить усиления Польши и видя в польских реформах проявление "якобинской заразы", Екатерина создала, в противовес реформам, Тарговицкую конфедерацию и ввела свои войска в Польшу. Разделы 1793 г. (между Россией и Пруссией) и 1795 г. (между ними же и Австрией) положили конец государственному существованию Польши и дали России Литву, Волынь, Подолию и часть теперешнего Привислинского края. В 1795 г. курляндское дворянство постановило присоединить герцогство Курляндию, ленное владение Польши, давно входившее в сферу русского влияния, к Российской империи. Война с Персией, предпринятая Екатериной, не имела значения. Екатерина скончалась от удара 6 ноября 1796 г. - Личность Екатерины. "У Екатерины был ум не особенно тонкий и глубокий, но гибкий и осторожный, сообразительный. У нее не было никакой выдающейся способности, одного господствующего таланта, который давил бы все остальные силы, нарушая равновесие духа. Но у нее был один счастливый дар, производивший наиболее сильное впечатление: памятливость, наблюдательность, догадливость, чутье положения, уменье быстро схватить и обобщить все наличные данные, чтобы вовремя выбрать тон" (Ключевский ). У нее было удивительное уменье приспособляться к обстоятельствам. Она обладала сильным характером, умела понимать людей и влиять на них; смелая и отважная, она никогда не теряла присутствия духа. Она была очень трудолюбива и вела жизнь размеренную, рано ложась и рано вставая; любила во все входить сама и любила, чтобы об этом знали. Славолюбие было основной чертой ее характера и стимулом ее деятельности, хотя она и действительно дорожила величием и блеском России, а ее мечта, чтобы после окончания законодательства русский народ был самым справедливым и процветающим на земле, отдавала, быть может, не одной сентиментальностью. Екатерина переписывалась с Вольтером, д'Аламбером, Бюффоном, принимала у себя в Петербурге Гримма и Дидро. Не чуждая отвлеченных умозрений, она была политиком-реалистом, хорошо разбиралась в экономических и психологических факторах, отдавала себе отчет в том, что ей приходится иметь дело с живыми людьми, которые "почувствительнее и пощекотливее, чем бумага, которая все терпит" (слова, сказанные ей Дидро). Она была убеждена, что для черни нужны религия и церковь. Положение православной императрицы обязывало, и как бы ни относилась Екатерина лично к религии, она по внешности была очень набожна (продолжительные богомолья), а с годами, быть может, и действительно стала верующей дочерью церкви. Екатерина была обворожительна в обращении; она очаровывала людей и при дворе умела создать атмосферу известной свободы. Она любила критику, если она была прилична по форме и ограничена некоторыми пределами. С годами эти пределы суживались: Екатерина все более и более проникалась убеждением, что она натура исключительная и гениальная, ее решения безошибочны; лесть, которую она любила (ей льстили русские и иностранцы, монархи и философы), вредно действовала на нее. Круг интересов Екатерины был широк и разнообразен, образование - обширное; она работала, как дипломат, юрист, писатель, педагог, любитель искусства (одна музыка была ей чужда и непонятна); она основала Академию Художеств и собрала значительную часть художественных сокровищ Эрмитажа. Наружность Екатерины была привлекательна и величественна. Она обладала железным здоровьем и медленно дряхлела. Между ней и сыном не было искренности и любви; отношения их были не только холодные, но прямо враждебные (см. Павел I); всю силу материнского чувства Екатерина перенесла на внуков, особенно на Александра . Личная интимная жизнь Екатерины была бурная, полная впечатлений; обладая темпераментом страстным и вынеся много горя в супружестве, Екатерина имела немало сердечных увлечений; судя о них, нельзя забывать об индивидуальных условиях и общем нравственном уровне XVIII в. - Значение царствования Екатерины велико. Внешние его результаты имели большое влияние на судьбы России как политического тела; внутри крупными фактами являлись некоторые законы и учреждения, например, учреждение о губерниях. Гуманные идеи и мероприятия вносили в общество культурность и гражданственность, а комиссия 1767 г. приучала общество думать о запретных политических темах. При оценке царствования Екатерины следует, однако, тщательно отделять красивый фасад и феерические декорации от внутренности здания, блестящие слова - от темноты, бедности и дикости дворянско-крепостной России. - Источники и литература. Хорошей библиографии нет; имеется лишь очень ценный, хотя и не исчерпывающий обзор иностранных сочинений о Екатерине в XII томах "Истории Екатерины II", В.А. Бильбасова , напечатана в Берлине. Источники, хранящиеся в архивах, лишь частично опубликованы; наиболее крупные издания: "Сборник Императорского Русского Исторического Общества". Законодательные памятники см. в Памятники Свода Законов томах XVI-XXIII. "Сочинения Екатерины II" и "Записки императрицы Екатерины II" (французский подлинник) изданы Академией Наук (русский перевод "Записок", Санкт-Петербург, 1907). См. Записки Станислава-Августа Понятовского, Дашковой , Грибовского, Храповицкого, Теплова, Болотова, Неплюева, Державина и др.; Соловьев , тома XXI - XXIX (до 1774 г. и отрывочно до 1780); его же "Сочинения" (издание "Общественной Пользы"); Брикнер "История Екатерины II"; В.А. Бильбасов "История Екатерины II" (т. I, Санкт-Петербург, 1890, и Берлин, 1900 [полнее]; т. II, Санкт-Петербург, 1891 [уничтожен], Берлин 1900 и 1903 и Лейпциг, 1895; очень ценный труд); С.Ф. Платонов "Лекции" (8-е изд., Санкт-Петербург, 1913); K. Waliszewsky "Le roman d'une Imperatrice" и "Autour du trone" (есть русский перевод; имеет скорее литературное, чем научное значение); М.Н. Покровский "Русская История" (издание "Мир", Москва, т. IV; марксистская точка зрения); статьи Ключевского ("Очерки и Речи", ib., 1913); А.С. Лаппо-Данилевский "Очерк внутренней политики императрицы Екатерины II" (в журнале "Космополис" за 1896 г. и отдельно, Санкт-Петербург, 1898). В юбилейных изданиях Сытина "Отечественная война" (т. I, Москва, 1912), "три века" (тома IV-V) и "Государи из дома Романовых" (т. II; оба - Москва, 1913) много интересных популярных статей. Монографии: Н.Д. Чечулин "Внешняя политика 1762 - 74" (Санкт-Петербург, 1896); его же "Финансы" (ib., 1906); В.И. Семевский "Крестьяне" (ib., 1881); его же "Крестьянский вопрос" (ib., 1888); С.В. Рождественский "Очерки по истории систем народного просвещения в России" (ib., 1912). А. Елачич.

Екатерина II как писательница. Одаренная литературным талантом, восприимчивая и чуткая к явлениям окружающей жизни, Екатерина принимала деятельное участие и в литературе своего времени. Возбужденное ею литературное движение было посвящено разработке просветительных идей XVIII в. Мысли о воспитании, вкратце изложенные в одной из глав "Наказа", впоследствии были подробно развиты Екатериной в аллегорических сказках: "О царевиче Хлоре" (1781) и "О царевиче Февее" (1782) и, главным образом, в "Инструкции князю Н. Салтыкову", данной при назначении его воспитателем великих князей Александра и Константина Павловичей (1784). Педагогические идеи, выраженные в этих сочинениях, Екатерина преимущественно заимствовала у Монтеня и Локка: у первого она взяла общий взгляд на цели воспитания, вторым она пользовалась при разработке частностей. Руководясь Монтенем, Екатерина выдвигает на первое место в воспитании нравственный элемент - вкоренение в душе гуманности, справедливости, уважения к законам, снисходительности к людям. В то же время она требует, чтобы умственная и физическая стороны воспитания получали надлежащее развитие. Лично ведя воспитание своих внуков до семилетнего возраста, она составила для них целую учебную библиотеку. Для великих князей были написаны Екатериной и "Записки касательно российской истории". В чисто беллетристических сочинениях, к которым принадлежат журнальная статья и драматические произведения, Екатерина является гораздо более оригинальной, чем в сочинениях педагогического и законодательного характера. Указывая на фактические противоречия идеалам, существовавшие в обществе, ее комедии и сатирические статьи должны были в значительной мере содействовать развитию общественного сознания, делая более понятными важность и целесообразность предпринимаемых ей реформ. Начало публичной литературной деятельности Екатерины относится к 1769 г., когда она явилась деятельной сотрудницей и вдохновительницей сатирического журнала "Всякая Всячина". Покровительственный тон, усвоенный "Всякой Всячиной" по отношению к другим журналам, и неустойчивость ее направления вскоре вооружили против нее почти все тогдашние журналы; главным противником ее явился смелый и прямой "Трутень" Н.И. Новикова. Резкие нападки последнего на судей, воевод и прокуроров сильно не нравились "Всякой Всячине"; кем велась в этом журнале полемика против "Трутня" - нельзя сказать положительно, но достоверно известно, что одна из статей, направленных против Новикова, принадлежит самой императрице. В промежуток между 1769 и 1783 годами, когда Екатерина снова выступила в роли журналиста, ею было написано пять комедий, и между ними лучшие ее пьесы: "О время" и "Именины госпожи Ворчалкиной". Чисто литературные достоинства комедий Екатерины невысоки: в них мало действия, интрига слишком несложна, развязка однообразна. Написаны они в духе и по образцу французских современных ей комедий, в которых слуги являются более развитыми и умными, чем их господа. Но, вместе с тем, в комедиях Екатерины выводятся на посмеяние чисто русские общественные пороки и являются русские типы. Ханжество, суеверие, дурное воспитание, погоня за модой, слепое подражание французам - вот темы, которые разрабатывались Екатериной в ее комедиях. Темы эти были намечены уже ранее нашими сатирическими журналами 1769 г. и, между прочим, "Всякой Всячиной"; но то, что в журналах представлялось в виде отдельных картин, характеристик, набросков, в комедиях Екатерины получило более цельный и яркий образ. Типы скупой и бессердечной ханжи Ханжахиной, суеверной сплетницы Вестниковой в комедии "О время", петиметра Фирлюфюшкова и прожектера Некопейкова в комедии "Именины г-жи Ворчалкиной" принадлежат к числу наиболее удачных в русской комической литературе XVIII столетия. Вариации этих типов повторяются и в остальных комедиях Екатерины. К 1783 г. относится деятельное участие Екатерины в "Собеседнике любителей российского слова", издававшемся при Академии Наук, под редакцией княгини Е.Р. Дашковой. Здесь Екатерина поместила ряд сатирических статеек, озаглавленных общим именем "Былей и Небылиц". Первоначально целью этих статеек было, по-видимому, сатирическое изображение слабостей и смешных сторон современного императрице общества, причем оригиналы для таких портретов нередко брались государыней из среды приближенных к ней лиц. Скоро, однако, "Были и Небылицы" стали служить отражением журнальной жизни "Собеседника". Екатерина была негласным редактором этого журнала; как видно из переписки ее с Дашковой, она прочитывала еще в рукописи многие из статей, присылавшихся для помещения в журнале. Некоторые из этих статей задевали ее за живое: она вступала в полемику с их авторами, нередко вышучивала их. Для читающей публики не было тайной участие Екатерины в журнале; по адресу сочинителя "Былей и Небылиц" нередко присылались статьи и письма, в которых делались довольно прозрачные намеки. Екатерина старалась по возможности сохранить хладнокровие и не выдать своего инкогнито; один лишь раз, разгневанная "дерзкими и предосудительными" вопросами Фонвизина, она настолько ярко выразила свое раздражение в "Былях и Небылицах", что Фонвизин счел необходимым поспешить с покаянным письмом. Кроме "Былей и Небылиц", Екатерина поместила в "Собеседнике" несколько мелких полемических и сатирических статеек, по большей части осмеивавших напыщенные сочинения случайных сотрудников "Собеседника" - Любослова и графа С.П. Румянцева . Одна из таких статей ("Общества незнающих ежедневная записка"), в которой княгиня Дашкова увидела пародию на заседания только что основанной, по ее мысли, российской академии, послужила поводом к прекращению участия Екатерины в журнале. В последующие годы (1785 - 1790) Екатерина написала 13 пьес, не считая драматических пословиц на французском языке, предназначавшихся для эрмитажного театра. Масоны уже давно привлекали внимание Екатерины. По ее словам, она подробно ознакомилась с громадной масонской литературой и не нашла в масонстве ничего, кроме "сумасбродства". Пребывание в Петербурге (в 1780 г.) Калиостро, которого она называла негодяем, достойным виселицы, еще более вооружило ее против масонов. Получая тревожные вести о все более и более усиливавшемся влиянии московских масонских кружков, видя среди своих приближенных многих последователей и защитников масонского учения, Екатерина решила бороться с этим "сумасбродством" литературным оружием и в течение двух лет (1785 - 86) написала три комедии ("Обманщик", "Обольщенный" и "Шаман Сибирский"), в которых осмеивала масонство. Только в комедии "Обольщенный" встречаются жизненные черты, напоминающие московских масонов. "Обманщик" направлен против Калиостро. В "Шамане Сибирском" Екатерина, очевидно незнакомая с сущностью масонского учения, не задумалась свести его на один уровень с шаманскими фокусами. Сатира Екатерины не оказала большого действия: масонство продолжало развиваться, и, чтобы нанести ему решительный удар, императрица прибегла уже не к кротким способам исправления, как называла она свою сатиру, а к крутым и решительным административным мерам. К указанному времени, по всей вероятности, относится и знакомство Екатерины с Шекспиром, во французском или немецком переводе. Она переделала для русской сцены "Виндзорских кумушек", но переделка эта вышла крайне слабой и весьма мало напоминает подлинного Шекспира. В подражание историческим его хроникам она сочинила две пьесы из жизни Рюрика и Олега . Главное значение этих "Исторических представлений", в литературном отношении крайне слабых, заключается в тех политических и нравственных идеях, которые Екатерина вкладывает в уста действующих лиц. Разумеется - это мысли самой Екатерины. В комических операх Екатерина не преследовала никакой серьезной цели: это были обстановочные пьесы, в которых главную роль играла сторона музыкальная и хореографическая. Сюжеты для опер взяты, по большей части, из народных сказок и былин, известных ей по рукописным собраниям. Лишь "Горе-богатырь Косометович", несмотря на свой сказочный характер, заключает в себе элемент современности: эта опера выставляла в комическом свете шведского короля Густава III, открывшего в то время неприязненные действия против России, и была снята с репертуара тотчас же по заключении мира со Швецией. Французские пьесы Екатерины, так называемые "пословицы" - небольшие одноактные пьески, сюжетами которых служили, по большей части, эпизоды из современной жизни. Большого значения они не имеют, повторяя темы и типы, уже выведенные в других комедиях Екатерины. Сама Екатерина не придавала значения своей литературной деятельности. "На мои сочинения, - писала она Гримму, - смотрю как на безделки. Я люблю делать опыты во всех родах, но мне кажется, что все написанное мной довольно посредственно, почему, кроме развлечения, я не придавала этому никакой важности". - Литературные произведения Екатерины изданы дважды в 1893 г., под редакцией В.Ф. Солнцева и А.И. Введенского . Полное собрание сочинение Екатерины в 12 томах издано Академией Наук в 1901 - 1908 годах, под редакцией сначала А.Н. Пыпина , а по смерти его - Я. Барскова. В это издание включено много ранее нигде не напечатанных сочинений Екатерины и автобиографических записок ее. - Ср. Пекарский "Материалы для истории журнальной и литературной деятельности Екатерины II" (Санкт-Петербург, 1863); Добролюбов , статья о "Собеседнике любителей Российского Слова"; "Сочинения Державина", под редакцией Я. Грота (Санкт-Петербург, 1873, т. VIII, стр. 310 - 339); Шумигорский "Очерки из русской истории. I. Императрица-публицист" (Санкт-Петербург, 1887); А.Н. Пыпин "История русской литературы", т. IV (Санкт-Петербург, 1907); А.С. Архангельский "Императрица Екатерина II в истории русской литературы и образования" (Казань, 1897); А. Рождествин "Просветительская деятельность императрицы Екатерины II" (Казань, 1897); Н. Дашкевич "Литературное изображение императрицы Екатерины II и ее царствования" (Киев, 1898); В. Ключевский "Императрица Екатерины II" ("Русская мысль", 1896, № 11); П. Морозов "Екатерина II как писательница" ("Образование", 1896, № 11); А.Е. Грузинский "Императрица Екатерина II и литературное движение ее эпохи" ("Русский Богослов", 1896, № 12); В. Боцановский "Императрица Екатерина II" ("Народное Слово", 1896 - 97, № 3); С. Кологривов "Новонайденный труд Екатерины Великой". ("Русский Архив", 1908, № 6); И. Замотин "Ранние романтические веяния в русской литературе" ("Русский Философский Вопрос", 1900, I - IV); А. Семека "Русские розенкрейцеры и сочинения императрицы Екатерины II против масонства" ("Журнал Министерства Народного Просвещения", 1902, № 2).

 

  ЦАРСТВОВАНИЕ ЕКАТЕРИНЫ II (1762—1796)

 

№ 51. 1762 г . октября 19.

Именной.
Об уничтожении Тайной розыскной канцелярии и о воспрещении произносить: слово и дело

Объявляем всем нашим верным подданным: (...) 1. Вышеупомянутая Тайных розыскных дел канцелярия уничтожается отныне навсегда, а дела оной имеют быть взяты в Сенат, но за печатью к вечному забвению в архиву положатся...
ПСЗ—1, т. 16, № 11687

№ 52. 1762 г . октября 23.

Именной, объявленный из Сената, вследствие высочайше утвержденного доклада.
О нестроении в Москве и в Санкт-Петербурге вновь фабрик, и о размножении оных желающим в прочих городах и уездах

По именному ея императорского величества указу, подписанному собственною ея императорского величества рукою, в высочайшее ея императорского величества в правительствующем Сенате присутствие, на поднесенном от правительствующего Сената докладе, поведено, чтоб отныне впредь всем, кто пожелает, разного звания фабрики и заводы, для прописанных в том докладе резонов, строить и размножать вне Москвы, но в прочих городах и уездах, чего за ними, дабы они неотменно сие самым действом исполняли, смотрение иметь по должности своей Мануфактур-коллегии и прочим, до кого принадлежит; тож разумеется и о городе Санкт-Петербурге; и во исполнение оного ея императорского величества указа, правительствующий Сенат приказали: о непременном по тому указу исполнении в Мануфактур-коллегию и ее контору и куда надлежит послать указы, а в Сенатскую контору сообщить ведение.
ПСЗ—1, Т.16, № 11689.

№ 53. 1762 г . декабря 11.

Сенатский вследствие именного.
Об учреждении Комиссии для устройства городов Санкт-Петербурга и Москвы

Во исполнение данного правительствующему Сенату собственноручного ея императорского величества высочайшего указа об учреждении Комиссии в Санкт-Петербурге, в которую определены членами генерал-аншеф и кавалер граф Чернышев, генерал-поручик и кавалер Бецкой и лейб-кирасирского полка вице-полковник князь Дашков; правительствующий Сенат приказали: помянутых членов призвав, оный ея императорского величества указ в правительствующем Сенате им объявить с тем приобщением, чтоб они, сочиня план, с приложением своего мнения представили в Сенат, каким образом строение города Санкт-Петербурга ограничить, дабы от безмерной обширности жители оного неполезностей и затруднения в нужном сообществе избавились, и пока быть городу, назначить место, а что за оным, то уже предместиями именоваться может; равным образом и о Москве, которая по древности строения своего, поныне в надлежащий порядок не пришла, и от того беспорядочного и тесного деревянного строения, от частых пожаров в большее разорение живущих вводит, рассуждение свое о приведении и оную по возможности, правительствующему Сенату представить, дабы хотя на будущее время жители, елико возможно, от тех убытков спасены были. А понеже по множеству настоящего в тех городах деревянного строения, и беспрестанной впредь от вновь строющегося прибавки, в строенном лесу является недостаток, да и от пожарного времени неизбежная опасность и разорение; для того оной Комиссии, по учреждению, по примеру, как при предках ея императорского величества было, Каменного приказа, на каком основании оному быть, представить в Сенат свое мнение с точным изъяснением, дабы желающие вновь каменное строить, без большого затруднения оное исполнить могли; из которого все находящиеся под ведомством того материалы отпускались бы желающим по их требованиям, с заплатою за оные неотяготительной цены, с сроками, от которого Приказа для тех же обстоятельств и в Москве назначить Контору; и как в оный Приказ, так и в Контору членов представить им господам присутствующим от себя. А какие к тому рассмотрению потребны будут архитекторы и прочие чины с их инструментами и сколько каких канцелярских служителей: оных как от главных полиций, так и от губернских канцелярий и из других присутственных мест, дела, планы и прочие подлежащие к тому известии требовать им самим, что и отсылать в непродолжительном времени. О чем во все те присутственные места послать указы, а в святейший Синод и в Санкт-Петербург правительствующего Сената в Контору ведении. Какие же о санкт-петербургских и московских, т.е. о городовом и прочих строениях в Сенате и в бывшей в Москве сенатской Конторе дела с архитекторскими сметами и планами находятся, оные все без изъятия, оставя с них копии, для надлежащего рассмотрения отсылать к вышеобъявленным же ныне определенным членам тогда, когда ведомства их Комиссия начало свое приимет, о чем им тогда правительствующему Сенату представить; покои же, где оной Комиссии заседание иметь, приискав в здешних присутственных местах способные, подать об оных сенатскому экзекутору в правительствующий Сенат рапорт; и о том о всем вышеписанным определенным членам дать из Сената указ.
ПСЗ—1,т. 16, № 11723.

№ 54. 1763 г . генваря 29.

Высочайше утвержденный доклад Комиссии о церковных имениях.
Об описи архиерейских и монастырских вотчин и об отправлении для того армейских обер-офицеров

Доклад. Во исполнение данной вашего императорского величества высочайшей инструкции в Комиссии о церковных имениях довольное происходило рассуждение, каким бы наилучшим образом по должному о тех имениях распоряжению приступить наиудобнее было; но понеже рассматриванные из собранных в бывшую Коллегию экономии по прежним указам в разных годах из домов архиерейских и монастырей к сочинению оным штатов ведомости к действительному, в силу высочайшего вашего императорского величества оною инструкциею повеления, исполнению оказались во многом недостаточны. Того ради Комиссия вашему императорскому величеству всеподданнейше представляет свое мнение, что не соизволите ли ваше императорское величество повелеть из всех архиерейских домов, монастырей и пустынь, за которыми вотчины есть, не исключая ни единого, о имеющихся при них вотчинах, селах и деревнях и о числе наличных в них по нынешней в 1744 году бывшей ревизии крестьянских душ, о всяких с них собираемых денежных, хлебных оброках, работах и издельях и о прочих доходах, также о состоянии оных домов и монастырей, собрать в Комиссию ведомости, для которых, чтоб оные обстоятельно, исправно и без всякого недостатка, а к имеемому по оным рассуждению и распоряжению незатруднительны быть могли, сочинены в Комиссии формы и напечатаны, из коих один экземпляр для высочайшей вашего императорского величества апробации подносится при сем, которые во все епархии и монастыри разослать, с тем, чтоб по оным точно вышепоминаемые ведомости, от получения о том указов, на положенный от Комиссии срок или как наискорее сочинены и в Комиссию присланы были, с предписанным от оной Комиссии подтверждением. Для обстоятельного же и достовернейшего о всех тех вотчинах и о всех же монастырях и пустынях Комиссии сведения и имеющихся при них всяких угодий, мельниц, рыбных ловель и прочих принадлежностей описания отправить в те вотчины и монастыри поуездно от Комиссии нарочных из служащих в армейских полках обер-офицеров из дворян непрестарелых и о состоянии деревенских обращений и экономию довольно знающих людей, которых истребовать за аттестатами в том их искусстве полковых командиров и которым о всем, к рассуждению комисскому следующем, с обстоятельным наставлением даны быть имеют надлежащие инструкции...

Резолюция. Быть по сему.

 

Форма
О сочинении архиерейским домам ведомостей

 

1. Архиерейский дом такой-то, в нем:

Каменных соборных и крестовых церквей 00, в них 00 престолов.

Деревянных 00, в них 00 престолов.

Каменных палат 00, длиною на 00 и шириною на 00 саженях, и во сколько апартаментов.

Деревянных келей 00, длиною на 00, шириною на 00 саженях.

Магазинов 00.

Потом и прочие каменные и деревянные строения и каменные ограды писать по званиям порознь, объявя особливо о загородных дворах и садах при тех домах, и особливо в городах и за городом имеющихся, сколько оных где и под ними мерою земли десятин и в каком от архиерейского дома расстоянии находятся; и то все для единой ли архиерейского дома надобности доныне имелось, или из того что в оброки отдано было, и по какой в год сумме, и давно ли зачато строить и построено, и по какому указу, или что застроено, а не докончено и коликой на ту достройку суммы требует, причем особливо объявить же о имеющихся в С.-Петербурге и в Москве подворьях, и в каком оные ныне состоянии.

При том доме школ каменных или деревянных 00, в них учителей 00, учеников 00, богаделен 00, в них прежде бывало в год до 00, а ныне состоит 00 человек.

В том же доме ныне духовных персон имеется, а именно: и писать по чинам.

Потом приказных консисторских и прочих домовых всякого звания служителей по чинам же, не оставливая ни единого, и на каком каждый жалованье денежном и хлебном и прочем содержании.

2. К тому дому приписной имрек монастырь, в таком-то уезде, и давно ли в приписке состоит, и по каким указам и когда построен.

Потом и прочие писать к тому дому приписные монастыри и пустыни, за которыми есть и за которыми нет крестьян, по форме, о всех генерально монастырях при сем положенной.

 

  Резолюция. Быть по сему, а офицерам упомянуть в инструкции, чтоб недостаточное в сей форме, будучи на месте, пополнили, что найдут за полезное к положению оклада.

ФОРМА
О сочинении мужеским и девичьим монастырям и пустыням ведомостей

 

1 .Монастырь такой-то и в таком-то уезде.

При таком городе или селе, на таких-то реках или озерах, писать именно:

Расстоянием от знатного такого-то города в 00 верстах.

2. В том монастыре:

Каменных, соборных и других церквей 00, в них пре столов 00.

Деревянных 00 церквей, в них 00 престолов.

Настоятельских и братских каменных 00 келий, длиною на 00, шириною на 00 саженях, и во сколько апартаментов.

Деревянных келий 00, длиною на 00, шириною на 00 саженях.

Магазинов 00.

Потом и прочие каменные и деревянные строения, и каменные ж и деревянные ограды писать по званиям порознь, объявя особливо о загородных дворах и садах при тех монастырях, и особливо в городах и за городом имеющихся, сколько оных где и под ними мерою земли десятин, и в каком от монастыря расстоянии находятся; и то все для единой ли монастырю надобности доныне имелось, или из того что в оброки отдавано было, и по какой в год сумме, и давно ли зачато строить и построено, и по какому указу, или что застроено, а не докончено, и колико на ту достройку суммы требует, причем особливо объявить же о имеющихся в Санкт-Петербурге и в Москве подворьях, и в каком оные ныне состоянии.

При том монастыре школ каменных или деревянных 00.

В них учителей 00.

Учеников 00.

Богаделен 00, в них прежде бывало в год до 00, а ныне состоит 00 человек.

5. К тому монастырю приписной имярек монастырь в таком-то уезде, и довольно ли в приписке состоит, и по каким указам и когда построен.

Потом и прочие писать к тому монастырю приписные монастыри и пустыни, за которыми есть; за которыми нет крестьян, порознь по сей же форме.

 

ПСЗ—1, т. 16, № 11745.

№ 55. 1763 г . апреля 10.

Именной, состоявшийся в Сенате.
О крытии в Москве, в Кремле и Китае городах, казенного и партикулярного строения гонтом до рассмотрения

В высочайшее ея императорского величества в правительствующем Сенате присутствие докладывано, что Московская полицеймейстерская канцелярия доношением Сенату представляет: по именным 1718 и 1753 годов указам в Кремле и Китае городах деревянного строения строить не велено; а ныне де от полиции усмотрено, да и поданными от разных обывателей и разных церквей от священников и от рядовичев прошениями показано, что от ветхости святые церкви стенами и сводами обветшали и многие к падению склонны, отчего в церквах священнослужение исправляют с немалою опасностию, а в продаже здесь листового железа нет; и чтоб от такой ветхости в церквах и покоях, также и в рядах, не учинилось какого убивства, требует, дабы по примеру тому, как в 1761 году указом сенатским на Мытном дворе лавки деревом покрыть велено, и ныне позволить в Кремле и Китае городах казенные и партикулярные строения крыть на время гонтом; и по определению Сената, посланным в Берг-коллегию указом, о приуготовлении на заводах и о привозе сюда в Москву листового железа довольного числа, подтверждено. А доколе оное сделано и сюда привезено будет, не соизволено ль будет в Кремле и Китае городах как казенные, так и партикулярные строения, дабы оные в пущую ветхость не могли приходить, позволить крыть гонтом; о том Сенат требовал высочайшего ея императорского величества повеления. На что ея императорское величество всевысочайше указать соизволила: те строения до точного о том учрежденною о здешних и петербургских строениях Комиссиею рассмотрения и постановления крыть, как московская полиция представляет, гонтом. И во исполнение оного ея императорского величества всевысочайшего указа правительствующий Сенат приказали: о непременном по тому ея императорского величества высочайшему указу исполнении в Московскую полицеймейстерскую и Губернскую канцелярии послать указы, а в святейший Синод сообщить ведение; а о скорейшем на заводах объявленного листового железа сделании и привозе сюда и в Берг-коллегию накрепко подтвердить же указом.
ПСЗ—1, т.16, № 11793.

№ 56. 1763 г . июня 12.

Именной, состоявшийся в Сенате.
О строении во всех городах каменных публичных зданий

Ея императорское величество в высочайшее свое в правительствующем Сенате присутствие указать соизволила: во всех городах канцелярии, архивы, губернаторские и воеводские домы и прочие публичные строения для лучшей безопасности и прочности делать каменные и о том Сенату сделать учреждение.
ПСЗ—1, т. 16, № 11862.

№ 57. 1763 г . июля 25.

Сенатский по именному указу, объявленному генерал-прокурором Глебовым.
О сделании всем городам, их строению и улицам специальных планов по каждой губернии особо

В собрании правительствующего Сената генерал-прокурор и кавалер Александр Иванович Глебов словесно объявил, что ея императорское величество всевысочайше повелеть соизволила, как доныне всем в России по губерниям и провинциям лежащим городам специальных планов еще не сделано, а сие тем нужнее, что и недавно для снятия городу Твери плана принуждено было посылать нарочного: то всем тем городам, их строению и улицам сделать по каждой губернии особо специальные планы. А понеже сего вдруг исполнить не можно; то ныне наперед в некоторые губернии для того послать знающих людей, с тем чтоб они при сочинении тех планов и расстояние верст между городами, где верстовых столбов нет, измерили и, показав какие от города до города единственно на тех дорогах селы и деревни состоят, на планах означили. И во исполнение оного ея императорского величества высочайшего повеления, правительствующий Сенат приказали: для исправления всего вышеписанного отправить ныне наперед в Новгородскую, Московскую, Смоленскую и Архангелогородскую губернии, а именно: в Новгородскую от Сената 4 человек (за неимением при Сенате геодезистов) командировав из Инженерного корпуса искусных обер-офицеров или кондукторов, коим и велеть немедленно явиться в Сенате, а в Московскую 8, да в Смоленскую и Архангелогородскую по четыре человека от Сенатской конторы, из состоящих тамо при Межевой канцелярии и в иных местах геодезистов, а если оных тамо недостаточно или и совсем искусных нет, то равномерно командировать из Инженерного ж корпуса, когда о том из Сенатской конторы, канцелярии Главной артиллерии и фортификации предписано будет, и оных посылающихся снабдить нужными к тому делу инструментами, також указным числом подвод и на них прогонных денег, до тех мест, куда кто из них назначен будет; и какой в том поручаемом им деле успех происходить будет, об оном присылать им в Сенат чрез каждый месяц рапорты. А дабы им от тех губерний, в которея они посылаются, в потребных случаях к лучшему успеху всякое вспоможение показывано было, в те места подтвердить указами; и для того дать, им посылающимся, надлежащие инструкции. И о том в канцелярию Главной артиллерии и фортификации, в Новгородскую губернскую канцелярию, а о даче посылающимся в ту губернию подвод и на них прогонных денег в Штатс-контору и в Ямскую канцелярию послать указы, а в Москву в Сенатскую контору сообщить ведение.
ПСЗ—1, т. 16, № 11883.

№ 58. 1766 г . декабря 11.

Сенатский.
О наблюдении архитекторам прочности в построении зданий

Объявляется всенародно. С великим удивлением известился правительствующий Сенат, что не токмо при строющейся здесь, на Васильевском острову, каменной святого апостола Андрея Первозванного церкви, выведенной в нынешнем лете под купол, свод обвалился, но и при других публичных и партикулярных зданиях пред тем такие же падения оных бедственные примеры, и оттого, особливо для жизни весьма многих людей, крайние опасности последовали. И как причиною сему ни что иное, как худое смотрение и нерадивость бывших при тех строениях архитекторов; то в отвращение впредь таковых вредных и весьма опасных приключений от правительствующего Сената сим ея императорского величества указом публикуется, чтоб архитекторы и их помощники, будучи при строениях, о прочности оных по должности своей прилагали всевозможное старание, наблюдая неослабно доброту материалов и надежную в употреблении оных работниками, а тем самым и самого строения во всех его частях прочность; в противном же случае архитекторы подвергаются строгому ответу и штрафованию, а при том и неминуемому взысканию по мере происходимого вреда и убытка от их погрешностей и несмотрения, ибо впрочем слагаемая иногда вина на худобу материалов была бы отговорка тем паче неосновательная, что как состоит похвала архитектора в зданиях, свидетельствующих о прямом его искусстве, так и требует потому честь его и польза, не только хозяйская, но и общая не приниматься из доброй воли за строение, к которому определялися бы материалы негодные.
ПСЗ—1, т.17, № 12799.

№ 59. 1767 г . апреля 20.

Именной, объявленный генерал-квартирмейстером князем Вяземским.
О сделании серебряного ковчега для хранения Уложения царя Алексея Михайловича в Оружейной палате

Ея императорское величество, всевысочайше уведомясь, что оригинальное Уложение царя Алексея Михайловича хранится в Мастерской и Оружейной палате, повелеть соизволила: взнесть его к себе, и рассматривая оное, указать соизволила паки также хранить впредь до указа; а на сохранение его сделать немедленно серебряный ковчег с позолотою.
ПСЗ–1, т. 18, № 12877.

№ 60. 1768 г . генваря 15.

Сенатский.
Об отдаче старых дел бывшего Сибирского приказа в Разрядный сенатский архив

Правительствующий Сенат, по рапорту учрежденной в Москве о продаже привозимой из Сибири казенной мягкой рухляди Экспедиции, коим доносит, что вследствие именного ея императорского величества состоявшегося 15 декабря 1763 и правительствующего Сената 1766 года октября 17 числа указов имеющиеся в бывшем Сибирском приказе с 1730 года, по уничтожении его, дела все разобраны, описаны и отдаются приказными служителями в разные присутственные места, а по отдаче оных, те служители для определения к другим делам отошлются в Герольдмейстерскую контору; но как де, сверх оных, имеются того Приказа в архиве еще древних лет до 1700 и после оного до 1730 года дела в столбцах и книгах, о которых значат описи, да гнилых в книгах же и делах, коих описать не можно, три сундука, и к пересмотру оных, не сыщется ль чего в них достопамятных о сибирских народах и других к сведению подлежащих известий, по данному от генерал-прокурора и кавалера князя Александра Алексеевича Вяземского приказанию, допущен коллежский советник Миллер, а при нем для разбора определено быть архивариусу Иванову и подканцеляристу Титову; а когда оный советник Миллер всем разосланным делам реэстры и древних лет до 1700 года в архиве дела пересмотрит и, что надобно, отобрано им и выписано будет, тогда не поведено ль будет те древних лет дела, в рассуждении могущих произойти от пересылки их в Сибирь и в другие места напрасных убытков, отдать в Разрядный архив или куда соизволено будет? Приказали: означенные имеющиеся в архиве бывшего Сибирского приказа прежних древних лет дела, когда в оных по порученной комиссии коллежскому советнику Миллеру больше надобности не будет, для представляемых от Экспедиции резонов, отдать, коим есть описи, те с описьми, прочие ж от гнилости поврежденные так, как они есть, в сенатский Разрядный архив; вышеписанным же, оставшим при советнике Миллере, архивариусу Иванову и подканцеляристу Титову пробыть при нем сей только год, и жалованье производить по тем же окладам, какое они, будучи при разборе и описи вышеозначенных бывшего Сибирского приказа дел, получали из Штатс-конторы.
ПСЗ—1, т. 18, № 13052.

№ 61. 1768 г . майя 5.

Именной, объявленный Сенату действительным тайным советником Бецким.
О постройке монумента в славу блаженные памяти государя императора Петра Великого на площади между Невы реки, Адмиралтейства и Сената

Ея императорское величество изустно повелеть соизволила: в славу блаженные памяти государя императора Петра Великого монумент поставить на площади между Невы реки, Адмиралтейства и дома, в коем присутствует правительствующий Сенат, на назначенном ея величеством на плане центре места. О чем в известие покорнейше доношу.
ПСЗ—1, т. 18, № 13115.

№ 62. 1768 г . майя 28.

Сенатский.
О определении в архивариусы людей трезвых и неподозрительных и о свидетельствовали архива ежегодно

Правительствующему Сенату генерал-прокурор и кавалер князь Александр Алексеевич Вяземский предлагал, коим образом усмотрено им, что в присутственных местах архивы содержатся не в должном порядке, как то ныне до сведения его дошло, что принадлежащая Вотчинной конторе книга найдена на Петровском острову в снегу, о чем и следствие произвесть велено, и что таковые приключения происходить могут к немалому вреду для общества, в рассуждении чего и благоволено б было в предупреждение того всем присутственным местам, також губернским, провинциальным и воеводским канцеляриям о содержании архив в надлежащем порядке сделать наистрожайшее предупреждение. Правительствующий Сенат приказали: по тому его г. генерала прокурора и кавалера предложению во все присутственные места, здесь в С.Петербурге и в Москве обретающиеся, також в губернские, а из оных в провинциальные и воеводские канцелярии послать указы, которыми предписать: 1. Чтоб в каждом месте к определению в архивариусы присутствующими выбираемы были люди трезвого жития и неподозрительные, в пороках и иных пристрастиях не примеченные, и 2. Дабы архивы непременно в каждый год один раз самими присутствующими с прилежным наблюдением свидетельствованы были; ибо в противном случае за непорядочное содержание архив, так как и за несмотрение над находящимися при них архивариусами подвер[же]ны будут по законам ответу сами они присутствующие, по мере учиненного им в сем случае пренебрежения и последовавшего от того какого-либо рождающего злоупотребление непорядка.
ПСЗ—1, т. 18, № 13127.

№ 63. 1768 г . июля 1.

Именной, данный Сенату.
О учреждении для строения Кремлевского дворца особой в Москве Экспедиции, и о порядке сношения оной со всеми местами

Для строения в Москве нового Кремлевского дворца прежним нашим указом назначили мы уже известную сумму и препоручили оное строение в главное смотрение генерал-поручику и камергеру Михаиле Измайлову; а чрез сие учреждаем для того же строения особую в Москве Экспедицию, состоящую под единственным нашим ведением, которая по случающимся в оной делам переписываться должна со всеми местами таким же образом, как и наша Канцелярия от строения дворцов и садов, в оной Экспедиции главным присутствовать должен помянутый генерал-поручик Михаила Измайлов, а к нему в помощь членами определяем в ту же Экспедицию бывшего до сего времени при строении города Твери коллежского советника Федора Борисова, который получать имеет жалованье то самое, каковое он ныне получает, да находившегося при штате генерал-фельдмаршала графа Разумовского генерал-аудитором-лейтенантом Михаила Суровцова, которого мы переименовать в премиер-майоры повелели, с произвождением ему полного жалованья с рационами, каковое он ныне получает, и то жалованье выдавать им обоим из суммы, определенной на строение помянутого Кремлевского дворца; что же принадлежит до секретаря, переводчика и прочих канцелярских служителей,... оных Экспедиция сама по способности приискивать и принимать должна на такое жалованье, какое по штатам коллежским в Москве положено.
П C 3— l , т.18, № 13142.

№ 64. 1771 г . марта 15.  

Именной, данный Экспедиции строения Кремлевского дворца.
О перестройке Кремлевского дворца и некоторых других в окружности его зданий

По рассмотрении планов помянутого строения, учинить надлежит следующее: 1) сломать городовую стену по Москве реке от церкви Благовещения до церкви Петра Митрополита, а церквей сих не трогать. 2) Строение начинать с средины Дворца, и для того вынимать землю перво под зал, а дистанцию как разрывать, взять по усмотрению архитекторскому. 3) Неглинской канал делать от Троицких ворот до Москвы реки прежде деревом, оставя довольно места для будущего каменного в нем берега; чего ради и состоящие на сей реке в тех местах, где канал будет делаться, мельницы уничтожить, как скоро контракт оброка их выдет, на котором оне ныне состоят; а об отдаче в то время сего места и с мельницами под ведомство Экспедиции, указ наш дан Сенату. Положенные на прежнем плане, конфирмованном, против цейхгауза конюшни расположить на месте аптекарском, которое против коллегии по ту сторону Неглинной, а на место конюшен против цейхгауза расположить вновь строение для тех коллегий, кои не могут по плану вмещены быть на месте Потешного двора. 5) В большем Плесе против улицы Троицких ворот сделать улицу в симметрию Троицкой, для которой, чтоб открыть вид, проломать городовую стену и сделать ворота такой архитектуры, которая бы соответствовала виду строения нового Дворца, и стараться при том , чтоб Спасскую и Троицкую башни и никаких знаменитых строений отнюдь не токмо не ломать, но и не повредить, а остаться оные имеют в прежнем их виде. 6) Фас Дворца к Москве реке, ежели рассудится архитектору, а особливо в средине, подвинуть на сажень или на две позволяется. 7) Ров, прежде бывший под ведомством Медицинской канцелярии, начиная от Спасского до Никольского мостов, ежели Ботанический в нем сад не состоит ныне на откупу, употребить по способности для клажи и морения извести; а ежели на откупу, то сие учинить по прошествии откупного срока; об отдаче же оного под ведомство Экспедиции, указ наш дан Медицинской коллегии.
ПСЗ—1, т. 19, № 13581.

№ 65. 1771 г . апреля 9.

Сенатский.
О снятии уездных планов с надлежащею верностию и о включении в экономические журналы замечаний о древних курганах, развалинах, пещерах, островах и других признаках

Правительствующего Сената Межевою экспедициею, по представлению здешней чертежной директора полковника Дьякова о несходстве в присланных из Серпуховской и Волоколамской контор планах уездных меж, рассматриваны были те планы, и по рассмотрении найдено, что Верейского с Звенигородским, Серпуховского с Таруским, а особливо Серпуховского ж с Оболенским и Оболенского с Таруским уездов уездные границы показаны столь разны, что в некоторых местах между ими и сходства нет, и так, как бы не одна была межа; за чем целой на Московскую провинцию карты свести и сочинить будет не можно; а сверх того ни на одном плане и ни в одной даче гор не назначено, известно ж по натуре, что горы во многих местах имеются; и как для знания ситуации необходимо оне показываны быть должны, дабы чрез то при геометрическом плане было и топографическое показание, так особливо уездные межи на планах должны приведены быть одинаковы. Сего ради, по указу ея императорского величества, правительствующего Сената Межевая экспедиция приказали: выкопировав из тех планов несходствии межам, отослать при указах в Серпуховскую и Волоколамскую конторы с таким предписанием, чтоб все те межам несходствии по планам освидетельствованы с натурою и сколько возможно в сходствие Приведены были, что и самим сим конторам, без предписания от Межевой экспедиции, наблюдать и в совершенство привести долг настоял; а потому и столь неисправных планов на собственное себе предосуждение присылать было постыдно; по исправлении ж тем границам особые чертежи прислать сюда, и впредь все уездные планы присылать с самою ж верностью. Что ж принадлежит до гор, то и их велеть на планах назначивать, не снимая инструментом, дабы миновать затруднения в межеванье, но сколько можно вернее наносить обрисовкою, делая для лучшего познания их состояния следующее различие, которые горы суть собою велики и круты, те означивать красками гуще, а тень показывать короче, на противу же того, которые горы меньше других и отложее, такие назначивать красками тонее, и под ними тень означивать длиннее, чрез что как великость и крутость, так и отлогость гор удобно познавать будет можно. Для нанесения ж оных и на присланные уже уездные планы, в тех дачах, где оне в натуре, взяв специальных планов гористые одне места, прислать сюда ж по номерам. Впредь же в экономические журналы включать о древних курганах и о древних же развалинах, также о пещерах, опустевших разных заводах, их плотинах, о зачатых и неоконченных, а иногда и совсем оставленных каналах и о других подобных сему по самой натуре видимых признаках, заслуживающих примечание, равно о больших и малых островах и о мелях в реках, пресекающих совсем судовые ходы, с изъяснением при том о всех строениях, когда оне начаты, и сколь давно в обетшание пришли и от чего. ПСЗ—1, т. 19, № 13593.

№ 66. 1771 г . июня 25.

Синодский.
О ведении во всех ставропигиальных и епархиальных монастырях порядочных описей всему церковному и монастырскому имуществу

По производимому в Московской святейшего Синода конторе и в святейший Синод представленному делу оказалось, что некоторой епархии, в состоящем в штате второго класса монастыре описных церковному и монастырскому имуществу порядочных книг не нашлось, от чего в том деле и произошли многие затруднения. Того ради, по указу ея императорского величества святейшим правительствующим Синодом определено: дабы во всех ставропигиальных и епаршеских монастырях всему церковному и монастырскому имуществу были порядочные описи, о том к епархиальным архиереям и в ставропигиальные монастыри подтвердить указами.
ПСЗ—1, т. 19, № 13621.

№ 67. 1773 г . сентября 3.

Высочайше утвержденный доклад Комиссии о строении Санкт-Петербурга и Москвы.
О правилах строения в городе Москве на погорелых местах

Доклад. Ваше императорское величество всевысочайше соизволили повелеть Комиссии рассмотреть представленные от главнокомандующего в Москве генерал-аншефа, сенатора и кавалера князя Волконского погоревшим нынешним летом строениям планы, доклад и выписку из писем его, чтоб впредь, для отвращения несчастных пожарных приключений и для украшения города, во всем Белом городе иного строения не строить, как каменное, и крыть черепицею, а в Земляном городе, хотя и деревянное на каменных фундаментах, но черепицею же крыть, в чем и Комиссия согласна, чтоб в Белом и в Китае городе строить каменное, оставя хозяевам на волю, по улице или во дворе во сколько жил пожелают, на погребах и без погребов, в одно, в два, в три жила и выше, с мезонинами и без мезонинов, сплошные или с разделением корпусов, но только б по улице налицо не ниже на погребах в один этаж с мезонином, а внутри дворов хотя в одно жило строить допускать; заборы делать каменные или в каменных столбах железные решетки не ниже четырех аршин, а кто пожелает выше, не запрещать.

Но в тех же его князя Волконского письмах донесено, что кирпичу цена дорогая, черепицы не делают и достать не можно, а по наступающему холодному времени погоревших домов обывателям в чем жить, состоит крайняя нужда: и в рассуждении сего Комиссия всеподданнейше вашего императорского величества просит дозволить в таком ныне нужном случае погоревших домов обывателям строить деревянное, кто какое может, в один этаж, вышиною на больших улицах не выше 7 аршин, в переулках же и внутри дворов допустить и ниже, а в два жила деревянного нигде ни под каким видом не допускать, разве кто пожелает другой деревянный этаж построить на старых в одно жило палатах или на таких новых каменных погребах, на которых бы впредь другой каменный этаж с мезонином надстроить можно было; чего ради и надлежит строить фундаменты прочные и стены толще, деревянное ж строение чтоб было одно от другого не ближе 8 сажен, и каждый деревянный корпус не больше 12 сажен, фасады и украшение оставить на волю хозяев, а кровли крыть тесом или гонтом не выше третьей части строения; однако ж сие позволение деревянное строить не навсегда оставить, а единственно, за недостатком к каменному строению материалов, до рассмотрения и размножения кирпичных и черепичных заводов, о которых Комиссия, собрав сведения, на каком основании им быть, какими ценами продавать кирпич, известь, камень, черепицу и все принадлежащие к строению материалы, чем удобнее кровли крыть железом, плитками или черепицею, и способы изыскав к размножению заводов и к доставлению обывателям материалов, для построения каменных домов, сочиня генеральный Москвы план, где быть публичным и прочим строениям, — вашему императорскому величеству представить не замедлит; а теперь, не входя во все подробности, принадлежащие ко украшению города, представляемые при сем планы рассматривая погорелым только местам, старалась, где возможно, назначить площади, улицы и переулки кривые сделать прямее.

Если ж кто и ныне во всех частях города вместо деревянного пожелают строить каменные, и на первый случай хотя в одно жило по вышепредписанному положению, воспрещения не чинить, и для приохочивания к тому дать льготу по примеру санктпетербургскому, на время уволять от постоев и от прочих полицейских должностей, по рассмотрению строениев, года на 3, на 4, однако ж не больше 5 лет.

На представленных же московских планах усмотрены многие дворы кривые, вдавшись один другому во двор, и по непрямизне регулярные строения производить препятствует, и буде ныне хозяева полюбовно пожелают такие свои дворы разрегулировать прямыми линиями, в том не только не воспрещать, но к тому склонять и давать размежеванным планы.

Но как заочно по планам всего приметить и описать не можно, а в практике востребуются перемены, и чтоб с хорошим порядком производилось, не соизволите ль препоручить главнокомандующему в Москве генералу-аншефу, сенатору и кавалеру князю Волконскому иногда что малое прибавить и недостатки поправить по его рассмотрению, однако ж не выходя из настоящего основания.

Резолюция. Быть по сему.
ПСЗ–1, т. 19, № 14030.

№ 68. 1 773 г . сентября 23.  

В высочайшей конфирмации повелено:
О строительстве в Белом и Китай городе.

В Белом и Китае городе строить каменное, оставя хозяевам на волю — по улице или во дворах, во сколько жил пожелают, на погребах или без погребов, в одно, в два, в три жила и выше, с мезонинами и без мезонинов, сплошное или с разделением корпусов, но только бы по улице не ниже на погребах в один этаж с мезонином, а внутри дворов хотя в одно жило, строить допускать, заборы делать каменные или в каменных столбах железные решетки не ниже четырех аршин.

Указатель законов и постановлений по строительной части.
М., 1814. с. 35—36.

№ 69. 1774 г . марта 14.

Высочайше утвержденный доклад Комиссии о строении Санкт-Петербурга и Москвы.
Об учреждении в Москве особого Департамента под ведомством главнокомандующего для сочинения генерального плана и проекта об улучшении строения в Москве

Доклад. Вашему императорскому величеству генерал-аншеф князь Волконский, по причине бывших пред сим в Москве пожаров, всеподданнейше представлял, чтоб впредь для отвращения тех несчастных приключений и для украшения города, во всем Белом городе деревянного строения не строить, а в Земляном городе деревянное на каменных фундаментах, и крыть черепицею. Но в тех его представлениях донесено, что черепицы не делают и достать не можно, а кирпичных заводов мало, и продажа с оных весьма дорогая, и чтоб завести казенные кирпичные и черепичные заводы, или для строющихся дворцов заведенные заводы размножить, с которых бы обывателям покупать можно было кирпич и черепицу за цену, по чему в казну станет.

Сии его князя Волконского представлении, по всевысочайшему вашего величества повелению, рассматривая Комиссия в минувшем августе месяце, всеподданнейшим докладом представила, и ваше императорское величество соизволили конфирмовать: в Белом и Китае городе строить каменное, оставя хозяевам на волю, по улице или во дворе, во сколько жил пожелают; а по наступающему холодному времени погоревших домов обывателям в таком ныне нужном случае дозволить строить деревянное, кто какое может; однако ж сие позволение: деревянное строить, не навсегда оставить, а единственно за недостатком к каменному строению материалов, до рассмотрения и размножения кирпичных и черепичных заводов, о которых Комиссия, собрав сведения, на каком основании им быть, какими ценами продавать кирпич, известь, камень и все принадлежащие к строению материалы, чем удобнее кровли крыть: железом, плитками или черепицей, и способы изыскав к размножению заводов и к доставлению обывателям материалов, для построения каменных домов сочиня генеральный Москве план, где быть публичным и прочим строениям, вашему императорскому величеству представить.

А по собранным в Комиссии справкам оказалось: в 1753 году по указу правительствующего Сената велено, находящимся в Москве в партикулярных руках кирпичным и черепичным заводам (коих состояло тогда по описи налицо 100) быть в ведомстве Московской губернской канцелярии. В 1757 году из тех заводов осталось налицо только 43, делано кирпича по 8.000.000 в год, и против прежней описи чрез четыре года делание кирпича приумножилось 1.000.000, заводов запустелых 57, в продажу происходил кирпич городовой на месте по 2 рубли по 50 копеек тысяча, а ныне с партикулярных заводов с провозом по 4 рубли по 50 копеек и по 5 рублей тысяча; на казенных заводах ведомства Экспедиции строения Кремлевского дворца обходится на месте без провоза по 4 рубля по 36 копеек тысяча; известь в 1770 и в 1772 годах продавалась по 63 копейки, а ныне в продаже в лавках по рублю по 20 копеек бочка, белый камень в поставке был по 7 рублей, а ныне по 16 рублей сто, бутовый камень продавали по 7 рублей по 75 копеек, а ныне в продаже по 14 рублей кубическая сажень.

Из сего видя, что время от времени кирпичные заводы уменьшаются, а на кирпич, камень, бут, известь и на прочий материал цены возвышены до такой неумеренности, что от того вдруг в строениях остановка, отягощение и убытки последовали, по случаю текущего в толь многолюдном городе и по необходимой нужде немалого ж числа на погорелых местах строения.

К отвращению чрезвычайной в материалах дороговизны и излишний х убытков Комиссия, по возложенной от вашего императорского величества на нее должности, сколь ни старалась изыскать средства, как бы сделать учреждение, но по отсутствию оной, ни проникнув точно во все обстоятельства, тем меньше, что не имев подробного сведения о самонужнейших способах, чрез которые доставить можно к строению города за неотяготительные цены по избыточеству в натуре имущих материалов и прочего, приступить не может.

И в рассуждении вышепрописанных резонов, требует обо всем исполнения своего там на месте, но Комиссия находится здесь, а департамента особого в Москве не имеет: и сего ради ныне осмеливается вашему императорскому величеству всеподданнейше представить: 1. Чтоб в Москве повелеть быть от Комиссии отделенному Департаменту, в оном присутствовать комиссии члену статскому советнику Кожину, получая жалованье по тому ж окладу, какое он по именному вашег o величества указу получает здесь из Штатс-конторы. Но как уже вашим императорским величеством по конфирмованным планам на по горевших в Москве местах строение возложено в главное смотрение генералу-аншефу князю Волконскому, и от него в письмах к расположению под строении мест, заведении заводов и прочего вашему величеству было представляемо, то Комиссия за необходимое почитает и семуДепартаменту состоять так, как у главнокомандующего в Москве, в особливом его ведомстве и попечении, с присутственными ж местами сношение иметь в сходственность департаментов прочих коллегий.

2. Сочинить Москве генеральный план. Приступая к сочинению того плана, во-первых, рассуждать имеют вследствие данного Комиссии в 1763 году с прописанием именного вашего императорского величества из правительствующего Сената указа, что сей город по древности в надлежащий порядок строением не приведен, и от беспорядочного и тесного деревянного строения частыми пожарами в большее разорение живущих вводит, да и лесом тамо весьма недостаточно, а потому и расположение города, как оному быть, ограничить и назначить за городом предместия, дабы от безмерной обширности обыватели неполезностей и затруднения избавились. Следующее ж до прочности в зданиях и красоты города в разрегулировании улиц и кварталов, соображать с пользою граждан, их выгод, промыслов и мест положения. Почему для точного о том наблюдения, какие ныне есть казенные, публичные и обывательские строения, с описанием мест, рек и прочего, в плане назначить с примечаниями, где наиспособнее быть какому строению, рынкам, торговым площадям, постоялым дворам, заводам и прочему, показав притом и о тех средствах, как без большого затруднения все оное исполнить.

3. Кирпичные и прочие заводы и материалы чрез определенных художников и мастеров осмотреть на местах, где оные производятся, также и вновь наилучших мастеров к отысканию, а паче в тех местах, откуда незатруднительно доставаться в город могут, приложить старание, и собрав принадлежащие до того сведения, обстоятельства, планы и дела в ведомство того Департамента, об них рассмотри, сочинить проект, на каком основании им быть, чтоб все принадлежащие до строения материалы и ремесло размножить и довести к покупке обывателям за умеренные цены, дабы вновь каменные строить без большого затруднения могли.

4. Сочиня в сих предметах генеральный план, а о заводах, материалах и о прочих касающихся к строению надобностях проект, по частям или весь с мнением представить в Комиссию, которая по рассмотрении обще, имеет взнесть к высочайшей вашего императорского величества конфирмации.

5. К сочинению планов, проектов и к производству письменных дел востребуется принять архитектора, секретаря, канцеляриста и двух копиистов, архитектурных помощников трех и ученика употребить из находящихся в Комиссии при сочинении с Санкт-Петербурга преспективого плана с производимым жалованием по окладам здешней Комиссии, на всех по 2036 рублей в год; на бумагу, карандаши и краски, на дрова и прочие расходы по 200 рублей в год, и сумму на жалованье, на расходы и на прогоны всем чинам подлежащее число повелеть отпускать из Штатс-конторы.

Резолюция. Быть по сему, а в Комиссии присутствовать и обер-полицеймейстеру Архарову.
ПСЗ—1, т. 19, № 14136.

№ 70. 1780 г . октября 24.

Именной, данный Сенату.
О упразднении присутственных мест, по учреждению о губерниях сделавшихся ненужными

(...) 14. Для сохранения дел, бывших по разным присутственным местам, кои сами собою уже упразднятся, и для удобнейших обо всем нужном справок учредить здесь особый архив под названием: Государственный санктпетербургский архив старых дел, в который определить одного советника, двух асессоров, секретаря, архивариуса и потребное число канцелярских служителей с жалованьем по здешним коллежским окладам; в который архив каждое место из именованных выше обязано тотчас отослать все свои решенные дела, равно и те, кои не требуют решения, да и как скоро которое-либо дело восприимет свое окончание, туда же отдавать.
ПСЗ—1, т. 20, № 15074.

№ 71. 1782 г . октября 2.

Именной, данный Сенату.
Об окончании дел в прежних московских присутственных местах и об учреждении в Москве для хранения оных дел особого архива под названием Государственный московский архив старых дел

Данным Сенату нашему 5-го октября 1781 года указом повелели мы, чтоб губерния Московская в конце нынешнего года устроена была по образу учреждений наших, изданных для управления губерний, в коих столицы; о чем предписано от нас и особливым указом главнокомандующему тамо нашему генерал-фельдмаршалу графу Чернышеву, с назначением открытия губернии в настоящем октябре месяце; как же при подобном устроении Санкт-Петербургской губернии сделано было постановление о бывших до того присутственных местах, сообразно чему и о находящихся в Москве объявляем чрез сие соизволение наше: (...)

18. Для сохранения дел, находящихся по вышесказанным местам, кои сами собою уже упразднятся, и для удобнейших обо всем нужном справок учредить в Москве особый, подобный Санкт-Петербургскому, архив под названием — Государственный московский архив старых дел, в который определить одного советника, двух асессоров, секретаря, архивариуса и потребное число канцелярских служителей с жалованьем по московским коллежским окладам. В сей архив каждое место из именованных выше обязано тотчас отослать все свои решенные дела, равно и те, кои не требуют решения, да и сколь скоро где какое дело получит свое окончание, туда же отдавать; а равным образом взнесутся в оный при порядочной описи все ревизские книги, хранящиеся в Камер-коллегии.
ПСЗ—1. т. 21,№ 15530.

№ 72. 1785 г . июля 4.

От главнокомандующего
в столичном городе Москве и во всей губернии Московской московской Управе благочиния предложение

Усматриваю я, что на Красной площади перед лавками вновь построенный арки и проход между оных занят разными прилавками, ларями, шкапами, скамьями и тому подобными пригородками, чем самым как затеснен тот проход, так и отнимается весь вид фасады; а потому Управа благочиния и имеет, сходственно с законом, всем торгующим как в оном проходе, так и по аркам и на ступенях к тем аркам, объявить, чтоб чрез восемь дней все было очищено, и никто ни с какими прилавками в оном месте не торговал, а купцов, которые имеют лавки, обязать подписками, с подтверждением взыскания с них пени, чтоб никому пред своею лавкою не дозволять ставить никаких и ни с какими товарами ни шкафов, ни столов и тому подобного, дабы тем всегда был проход свободный; равно Управа благочиния имеет накрепко наблюдать, чтоб по сей площади никаких рогожей для торгу выставляемо не было, тож ларей, скамей и тому подобного не иметь, ибо и без сих загромощений едва остается от народа место для проходу и проезжающих, а токмо не возбраняется одним на площади иметь лотки калашникам, хлебникам и квасникам, одним словом, тем, кои имеют съестной припас рода вышеупоминаемого. Естьли ж бы те, кои в таковых пригородках или ларях торговали, требовали место для своей торговли, то тем объявить, что могут иметь свой промысл в лавках, устроенных по стене Китая города, равно от таковых же загромощений очистить улицы, идущие чрез ряды от Лобного места до Москворецкого моста и от площади по Ильинке мимо Панского ряду, где столь велика бывает теснота, что всегда как те торгующие подвергаются быть от карет и роспусков задавленными, так и проходящие пешие, о чем всем такового рода торгующим и повестить, дабы приискали себе места для своей торговли, где оные удобнее и готовые есть; а я выше сказал, что по стене города Китая лавки стоят для найма уже готовые: и так по назначении осьмидневного срока полиция имеет приступить к исполнению.
Подлинное подписал граф Брюс.
С подлинным сверял архивариус Сидоров.
Указатель законов и постановлений по строительной части. М., 1814. с. 34—35.

№ 73. 1786 г . генваря 7.

Именной, данный Сенату.
Об упразднении Вотчинной коллегии и о именовании архива ее Государственным

Препровождая сим доклад нашего действительного тайного советника Камынина по дирекции, ему порученной над Вотчинною коллегиею с ее архивом, повелеваем: 1) Распоряжения его относительно оставляемого Государственного архива прежних вотчинных дел произвесть в действо. 2) Вотчинной коллегии более не быть; а для окончания оставшихся нерешенных дел оставить один департамент ее, составя оный из тех членов, кои назначаются для наблюдения за архивом, откуда и канцелярских служителей уделить, предписав помянутому нашему действительному тайному советнику, чтоб он таким образом труд им разделил, дабы члены архива могли в неделю один или два дня отложить на разбор неоконченных дел по бывшей Вотчинной коллегии, и чтоб он сему департаменту, по рассмотрению, назначил срок. 3) Примерный штат, при докладе означенного действительного тайного советника представленный Государственному архиву прежних вотчинных дел, утвердить, и положенную в оном сумму отпускать до будущего нашего соизволения. 4) Что же касается до выгодного помещения сего архива, по отобрании нужных сведений от главнокомандующего в Москве, не преминем дать наше повеление. (...)
ПСЗ—1, т. 22, № 16307.

 

Мактериал с http://www.rulex.ru/01060083.htm